132

Виктория Абриль: знойная женщина среди айсбергов

АМЕРИКАНЦЫ назвали ее самой сексуальной актрисой мира. Начав сниматься в 14 лет (до этого она была профессиональной балериной и манекенщицей), в свои 42 Виктория Абриль сыграла 85 ролей. Добрая половина из них - проститутки, порнозвезды, нимфоманки, лесбиянки. Она - культовая актриса у себя на родине, в Испании, и во Франции, где давно обитает, ее обожают геи и гетеросексуалы (каждый видит в ней что-то свое), сниматься ей приходится и в Америке, и вот недавно в Исландии.

Ее работы в фильмах "Любовники" и "Между ног" награждались фестивальными призами и вызывали громкие скандалы. Достаточно увидеть Абриль только в одной картине - "Кика" Педро Альмодовара, чтобы запомнить на всю жизнь. Затянутая в кожу и носящаяся на мотоцикле тележурналистка, ведущая передачи "Гадости дня" - воплощение тлетворного духа современных массмедиа. Именно с этого мы начинаем разговор с Викторией, пришедшей в редакцию "АиФ" на пресс-конференцию встретиться... с проклятыми журналистами.

Фильм как сон

- НЕ ПРОТИВНО было играть монстра?

- Противно. И очень трудно. В фильме много смешного, но, поверьте, мне было не до смеха. Однако я решила, что сыграть эту роль важно. Важно для Испании: именно в то время, несколько лет назад, у нас на телевидении появились эти омерзительные reality shows - передачи с места события, где муссируются всякие гадости и непристойности. Мне хотелось играть главную героиню добрячку Кику, а совсем не эту суку, но что оставалось делать? Педро сказал: никто этого не сделает, кроме тебя. А он ведь уже подарил мне два чудесных цветка - роли в фильмах "Свяжи меня" и "Высокие каблуки". И я сказала: хорошо, ведь я твоя должница. В общем, пришлось постараться, чтобы показать свою героиню как можно более стервозной: ведь я из тех, кто ничего не может делать наполовину.

- Выходит, Альмодовар стал вашим крестным отцом в кино?

- Ну, я бы так не сказала. С точки зрения мирового проката - да, он создал для меня прямо-таки планетарный промоушн. Но, вы знаете, я не гонюсь за славой и поклонниками. В своей профессии я ценю совсем другое: опыт и возможность на время вырваться из нормальной жизни с домашними заботами, с двумя детьми. Артистически мне ближе, чем Альмодовар, Висенте Аранда: с этим режиссером мы вместе сделали 11 фильмов за 12 лет и по-человечески подружились. Для меня всегда прошлое важнее, чем будущее. Я забываю все плохое и оставляю в памяти только то прекрасное, что произошло на съемках. А этого было немало.

- Среди приятных воспоминаний - вероятно, то, как вы работали с Антонио Бандерасом и Хавьером Бардемом, двумя латинскими любовниками и секс-символами. А в жизни вы дружите со своими партнерами?

- И Антонио, и Хавьер - отличные ребята и великолепные актеры. Но штука в том, что каждый кинопроект имеет начало, середину и конец. И весь состоит из противоречий. Иногда играешь love-story, а сама ненавидишь партнера. Иногда наоборот. Что касается длительных дружеских отношений: я снялась в восьмидесяти с лишним фильмах, как вы представляете, чтобы я поддерживала контакты с таким количеством народа, разбросанного по всему миру? Нет, фильм кончается, как сон, а жизнь продолжается. У каждого своя.

Латинская натура

ВИКТОРИЯ Абриль появилась в Москве впервые и по самому неожиданному поводу: помочь раскрутке Дней исландского кино. Дело в том, что она снялась в фильме "101 Рейкьявик" исландца Балтазара Кормакура. Сыграла знойную испанку, учительницу танцев, которая приезжает в страну айсбергов и пробуждает аборигенов от зимней спячки. Она живет в доме, где в нее одновременно влюблены мать и сын, а потенциально - все население острова.

- Напрасно думают, что исландцы "отмороженные". Я южная, латинская натура, но нахожу с ними много общего.

- Горячие исландские парни?

- Я совершенно серьезно. Летом они вообще не спят из-за своих белых ночей. С понедельника по пятницу работают в поте лица, не позволяют ни капли алкоголя, зато на уикенд отрываются по полной программе.

- Похоже на Испанию? Там ночную жизнь называют "мовида".

- Так было лет тридцать назад, но все это в прошлом. Теперь это существует только в фильмах Альмодовара, одного из лидеров "мовиды". Но я нахожу возможность веселиться всюду, куда бы ни попала. Люблю проводить ночи на дискотеках: раз уж я порвала с классическим балетом, могу себе позволить хотя бы просто потанцевать.

В первый же московский вечер Абриль поехала в гей-клуб "Центральная станция" и веселилась до утра со своим молодым другом. На вопрос, кто ее туда повел, отвечает загадкой: "Мы лжем, но мы не лжецы". На вопрос, как относится к молодым людям неопределенных занятий, говорит: самым положительным образом. За это она так любит Исландию. По ее словам, там каждый волен делать что хочет, и совсем не обязательно работать: государство платит вам уже за то, что вы дышите. Правда, сама Виктория совсем не похожа на бездельницу, скорее на тех самых исландцев-трудоголиков, иногда уходящих в загул. Еще Абриль потрясла москвичей своими нарядами - розовыми полушубками, расшитыми восточными шароварами, золочеными куртками и шапочками. Каково же было удивление, когда выяснилось: все эти наряды не от Готье или Пако Рабанна (их Абриль для себя давно исчерпала), а от наших кутюрье Середина и Васильева. Выходцы из Ташкента, сегодня они гораздо лучше известны в Париже, чем в Москве. А Виктория Абриль всегда тянется к новому. Она уже восходила в нарядах этих мастеров на знаменитую Каннскую лестницу. А перед поездкой в Россию приобрела новую коллекцию очаровательных вещиц.

В тандеме Середин - Васильев ее привлекает не только экзотизм, но сочетание силы и юмора. Качества, которые определяют и характер самой актрисы, чей вулканический темперамент может растопить айсберги.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно