Примерное время чтения: 4 минуты
71

Что у Петра в голове?

УВИДЕТЬ Москву с высоты птичьего полета можно, только если ты - птица или залез на Останкинскую башню. Я, к сожалению, крыльями не обзавелся, а про телевышку на ближайшие годы можно забыть. "Но ведь есть еще одна "иголка", - хлопнул я себя по лбу, - бронзовый Петр". С его-то затылка Москва точно как на ладони видна.

МИНУЯ два КПП (первый - у въезда на территорию фабрики "Красный Октябрь", второй - на территорию Стрелки), подъезжаем к Петру. У подножия гиганта нас поджидают "экскурсоводы-верхолазы": руководитель группы по эксплуатации памятника Александр Патрикеев, электрик Дмитрий Шредер и слесарь Александр Мартынов. Гостям они рады: "Петр изнутри - объект закрытый, кроме него, и поговорить-то не с кем".

Вид снизу

ОБХОДИМ скульптуру вокруг: по задумке архитектора она окружена рвом с водой. Опорой фрегату служит нагромождение бронзовых кораблей, ботиков, лодочек, олицетворяющих мощь Российского флота.

- Из-за сложной конструкции подвижные флажки, украшающие фрегат, смотрят каждый в свою сторону. И только когда дует очень сильный ветер, выравниваются под него, - говорит Александр Патрикеев.

Я осматриваю императора со всех сторон, но входа внутрь найти не могу. Вдруг Александр Мартынов ловким движением достает изо рва железную лестницу-трап и перекидывает ее через водяную преграду: дорога в монумент открыта.

Согнувшись в три погибели, пролезаю в квадратное отверстие. Поворот направо и три дощатые ступени вниз. Все, можно разогнуться. В небольшой полутемной комнате отчетливо различимы лишь два электрощита на стене, и то благодаря горящим на них лампочкам. Нагромождение огромных стальных балок напоминает внутренний интерьер Музея Маяковского. Теперь нам предстоит карабкаться только вверх. Десять пролетов по 12 ступенек плюс несколько вертикальных трапов по 10-13 перекладин. На пятом пролете я начинаю задыхаться, на седьмом - безнадежно зависаю над бездной и отстаю от сопровождающих. Для них это привычный маршрут. А у меня к концу пути руки-ноги отваливаются.

Вид сверху

ВДРУГ - долгожданные ветер и свет: мы на палубе петровского фрегата. Под нами 33,6 метра. (И это лишь треть общей высоты статуи.) 162 ступеньки отделяют нас от водной глади и всей столицы. Вся Москва как на ладони: от Шаболовской башни до ее Останкинской преемницы, от стелы на Поклонной горе до труб в Капотне. Где-то внизу вороны каркают. Подойти к краю палубы страшно: ограды нет. Немного постояв на корме, поднимаюсь еще на 13 ступеней вверх - своими двухметровыми ступнями император опирается на миниатюрные Адмиралтейство, Исаакий и даже тюрьму "Кресты". Задираю голову вверх, чтобы посмотреть в глаза 17-метровому гиганту. Ужасное зрелище, глаз - размером с балкон: с земли Петр выглядит куда менее грозно.

Вдыхаю для смелости полной грудью и... предлагаю лезть выше. Но оказывается, что дальше для "чайников" пути нет. Только для специалистов "Гормоста". Но и они в основном забираются на мачту фрегата - 96 метров от земли: меняют там перегоревшие лампочки (мачта служит маяком), подкрашивают, очищают от мусора. Этим как раз и занимаются Дмитрий Шредер и Александр Мартынов. Свою работу Дмитрий описал весьма аллегорически: "Представь два дома в деревне: в одном живут, в другом - нет. Второй через какое-то время обрушится, потому что там никто не живет... Здесь по мелочам всегда работа найдется". Эта "работа по мелочам" на самом деле отнюдь не легкая и нередко опасная для жизни. Ведь чтобы провести ежемесячную замену иллюминации на мачте, приходится карабкаться, цепляясь за тоненькие перекладинки и перелезая с мачты на мачту в том месте, где они сходятся. А чтобы смазать флажки, украшающие фрегат, необходимо создать целую систему страховочных тросов. Правда, вся работа происходит в дневное время и при "летной" погоде.

Теоретически верхолазы способны (если вдруг возникнет непредвиденная ситуация, но такой еще не было) добраться по тросу и до головы Петра. Она, кстати, пустая. На самой макушке есть люк, через который и можно забраться в тело великого царя, каркас которого сделан из 16-миллиметровой стали.

- Жаль, что вы ночью не приехали, - вздохнул Александр Мартынов, когда мы спускались на землю. - Знаете, какой он ночью красивый.

Усомниться в этих словах я не мог: ночью памятник освещается огромными прожекторами, установленными на палубе. (Лампочки в некоторых из них размером с мою голову.) В темное время Петр получает гораздо больше простора, которого ему так не хватает днем.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно