Примерное время чтения: 3 минуты
452

Псих или инопланетянин?

ВООБРАЗИТЕ, что перед вами сидит немолодой человек в черных очках, с лицом, изъеденным оспой, и немного грустной улыбкой и очень спокойно доказывает, что он инопланетянин. И не какой-то там банальный марсианин-венерианец, а настоящий уроженец славной планеты Ка-Пэкс созвездия Лиры. А теперь вообразите, что вы не кто иной, как психиатр с непросроченной лицензией, хорошей работой и полноценной семьей, и у вас возникает сложная проблема выбора: то ли прописать парню лоботомию, то ли отпустить на волю и напроситься с ним в межгалактический полет. Пока доктор (Джефф Бриджес) мечется между операционной и близлежащим космодромом, Прот (Кевин Спейси) ест бананы с кожурой и завязывает дружбу со всеми пациентами клиники, обещая излечить их по методу "Синей птицы", зрителю только и остается, что теряться в догадках - пришелец Прот или просто хорошо прикидывается.

Вопрос о происхождении этого странного человека так и остается открытым. Режиссер Лэйк Софтли берет крупным планом его меланхолично застывшее лицо и продолжает балансировать на невидимой, едва ощутимой грани сна и бодрствования, постепенно разматывая ниточку детективной истории. Основная проблема в том, что даже самым скептически настроенным людям решительно непонятно, прилетел ли Прот с Ка-Пэкса для того, чтобы помочь другу, или же превратился из обыкновенного человека в инопланетянина после кровавой трагедии прошлого. Между тем Софтли снял на удивление гуманный фильм. В первую очередь потому, что его многоточия и недосказанности оставляют шанс не только его героям, но и зрителю, независимо от того, сидит ли человек в психушке или, наоборот, в кресле доктора. Ведь это всего лишь условности нашей жизни, которые не действуют за пределами планеты Земля, и вряд ли кто-нибудь из землян сможет стопроцентно поручиться, что он не инопланетянин или псих.

В каждом из нас живет своя Синяя птица, важно только вовремя освободить ее. И себя. Вся прелесть фильма "Человек с планеты К-РЕХ" с его медленными, прозрачными воспоминаниями и затемненными солнцем кадрами не в том, что к финальным титрам завеса тайны приоткроется и Прот честно признается, что всех нас вместе с психиатром и астрономами надурил, а в том, что титры будут, а загадка в застывшем лице Прота останется. Как, впрочем, и светлая грусть от ощущения несбывшегося чуда. Совсем как в детстве. Милый, милый... он улетел и обещал вернуться. Значит, надо ждать.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно