96

Окончательное решение женского вопроса

ВСЕ говорят: "Феминизм, феминизм..." А каков он на самом деле, хотя бы у нас в России и применительно к изобразительному искусству? Получается, что контур феминизма размыт и сливается с границами - временными и стилистическими - всего отечественного искусства, начиная со Средних веков. По крайней мере такой ответ на сакраментальный вопрос дала Государственная Третьяковская галерея своей новой гигантской выставкой "Искусство женского рода", открывшейся в залах на Крымском Валу. В ней участвуют, как явствует из подзаголовка, "женщины-художницы России XV-XX веков".

Да, не только в XV, но и в XIX веке о феминизме слыхом не слыхивали. Да, организаторы выставки открещиваются от подобных модно-скандальных смыслов своего проекта. Но сам концептуальный ход - экспозиция, сделанная по половому признаку и укореняющая дамское творчество в долгой арт-истории, изначально составлявшейся мужчинами, - повторяет феминистские выставки-демарши, с середины 70-х оккупировавшие западные музеи. (Некоторые из этих выставок даже помянуты в объяснительном послании зрителям, открывающем экспозицию.)

Другое дело, что никакой такой концепции у выставки на самом деле нет. И ссылки на феминизм, формально вполне логичные, будут для Третьяковки незаслуженным комплиментом. Потому и этот купеческий размах, сочетающий под одной "обложкой" золототканые пелены XV-XVI веков из церковных мастерских с инсталляциями "актуальных" художниц. Просто кураторов в выборе экспонатов не останавливал никакой определенный критерий, кроме половой принадлежности автора. А всякая идеология - побоку.

Но у этой безалаберной выставки есть по меньшей мере три любопытных внутренних сюжета. Первый - напоминание о женщинах-художницах, находящихся в родстве со знаменитыми мужчинами-художниками. Например, рисовали жена Ивана Шишкина, дочь Алексея Венецианова, сестра Василия Поленова. А жены русских авангардистов начала XX века, вроде Натальи Гончаровой (супруга Михаила Ларионова) или Варвары Степановой (супруга Александра Родченко), в своих работах оказались равноценны мужчинам. Анализ этих семейных и творческих взаимовлияний - Клондайк и для искусствоведов, и для социологов.

Второй сюжет - эти самые авангардисты. Точнее, авангардистки - Наталья Гончарова, Любовь Попова, Александра Экстер, Варвара Степанова, Ольга Розанова и Надежда Удальцова. Год назад Третьяковка показывала их картины на знаменитой выставке "Амазонки авангарда", до того объездившей Европу и Америку. Но лишнее напоминание об этом удивительном женском вкладе в художественную революцию начала прошлого века не повредит.

Ну а последний сюжет (вернее, достижение) - двухъярусный зал, отданный современному искусству. Третьяковка до 31 марта располагает теперь настоящим музеем contemporary art, существующим во всяком уважающем себя западном городе. Причем к каждой работе сделаны подробные пояснения, рассказывающие непосвященным, что есть что. Только у этого музея одна странная особенность: все его экспоненты являются женщинами. Но это как раз в духе Третьяковской галереи - берешь модный западный концепт и доводишь его до абсурда.

Так, чтобы музей современного искусства был музеем феминизма. А выставка феминизма - выставкой истории русского искусства. Вот так, наотмашь.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно