Примерное время чтения: 2 минуты
98

Из жизни нулей

НА САМОМ деле "Нули" Павла Когоута - это очень горькая и невеселая пьеса, несмотря на то что по ходу спектакля в мхатовском зале то и дело раздается смех. Еще бы - действие происходит в общественном туалете в самом центре Праги, под Вацлавской площадью. И в этом уже ирония. Жизнь, политика - это все там, наверху. Сюда, как вы понимаете, спускаются исключительно вследствие определенных обстоятельств. Автор, известный чешский писатель, герой Пражской весны, считает свою пьесу аналогом горьковского "На дне". Здесь, буквально на дне, извините, в сортире, живут, ночуют, дискутируют, любят, выпивают, надеются и верят. Этакий ПЕН-клуб. Для отверженных? Да нет, для нетрадиционно мыслящих, "если вы правильно меня понимаете", как любит повторять главный герой Ярда в блестящем исполнении Сергея Юрского. Вообще, превосходные актерские работы Натальи Теняковой, Татьяны Лавровой, Дмитрия Брусникина, Андрея Ильина, Валерия Хлевинского, Виктора Сергачева - фирменный знак мхатовской школы и украшение спектакля.

Для того чтобы оценить его глубину и горький юмор, нужно все-таки знать историю. "Краткий отчет потомкам" - такой подзаголовок у пьесы, которую автор считает "кратким курсом чешской истории с 1937 г. до середины 90-х". Этот спектакль, поставленный чешским режиссером Яном Бурианом, а задуманный давними друзьями - Олегом Табаковым и Павлом Когоутом (в свое время он дружил еще и с Олегом Ефремовым), вообще воспринимается как некий ностальгический памятник молодости, "советскости", социализму, цензуре, запретам, вольности и "вопрекизму". Главное - вольности, свободе. И в этом центральная проблема спектакля. Звучит, наверно, пафосно - свобода! А спектакль на удивление нежный, легкий, смешной. Человечество, смеясь, расстается со своим прошлым, как сказал известный основоположник, но это же правда! Ирония по отношению к историческим событиям и драмам, ощущение веселого абсурда жизни, когда "никто нам не мешает, но и никто никогда ни в чем не поможет" и когда "мы живем той жизнью, на которую способны", приводят в финале к фразе провокационной, но (видимо, неожиданно для автора) вызывающей аплодисменты: "Может быть, я кощунствую, но, по-моему, при коммунистах было лучше". И это написал диссидент, герой Пражской весны, персонаж и вынужденный эмигрант Когоут.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно