Примерное время чтения: 10 минут
703

Александр Шилов: "Я не торгую своими произведениями"

О ГАЛЕРЕЕ Александра Шилова, что расположилась аккурат напротив Кремля, мы писали неоднократно, как и о том, какими конкретными постановлениями столичное правительство поддерживает это учреждение культуры. Но сам художник уверен, что наши публикации оплачены его недругами, ему самому же слова никто не дает. Следуя принципам нашей редакции, мы встретились с художником и публикуем текст интервью.

Наш разговор с Александром ШИЛОВЫМ начался с того, что художник объяснил:

- ЭТО не моя галерея. Галерея А. Шилова - государственная. Меня ваша газета обвинила в том, что я сделал бизнес на подарках, т. е. на подаренных мною картинах государству. Я подарил стране 715 картин живописи и графики. Какой это бизнес?

- Думаю, имеется в виду, что вам предоставили персональную галерею в обмен на работы...

- Кому? Мне?

- Вам, ведь в галерее А. Шилова выставлены только ваши работы? Не так ли? Немногие художники могут похвастаться тем, что почти все их картины можно увидеть в одном месте.

- Бизнес - это деньги. А какие деньги я сделал? Здесь все принадлежит государству: галерея - государственная, мои работы - государственные. Какой бизнес? Я своими произведениями здесь не торгую... Потом меня оскорбляет, что ваша газета говорит, будто я подарил картины, а мне за это - особняк напротив Кремля. Что за чушь! Еще раз говорю: картинная галерея - государственная. В 1996 году было пленарное заседание Госдумы, на котором все фракции, независимо от политических воззрений, проголосовали за создание государственной картинной галереи. И учитывая просьбы миллионов зрителей, неоднократно обращавшихся к руководству страны во время моих персональных выставок, решили сделать постоянно действующую выставку моих работ. Исходя из этого, у меня было моральное право обратиться в Госдуму с предложением принять от меня дар. 13 марта 1996 года она постановила: 1. Принять дар народного художника СССР А. Шилова, выразить ему благодарность за благородный и бескорыстный поступок. 2. Обратиться к Правительству РФ и мэрии Москвы с просьбой о выделении соответствующего помещения под государственную картинную галерею народного художника СССР А. Шилова.

- Городские власти лишь согласились?

- Да. Вскоре правительство Москвы своим постановлением выделило здание под государственную картинную галерею. Я всем за это очень благодарен*. И не только я, народ тоже: книги отзывов полны, у нас уже более 40 книг. Вот и я отдал все, что создал за 30 с лишним лет, и продолжаю дарить свои работы каждый год. Картин пять-семь: сколько нарисую за год, столько и дарю. Себе почти ничего не оставляю. Вам кажется, что я мало работаю? Та реалистическая манера, в которой пишу, требует для написания картины огромного количества времени.

- Значит, о галерее целиком и полностью заботится государство: содержит здание, платит зарплату сотрудникам, обеспечивает сохранность ваших работ?..

- Да, все, как в других государственных музеях. А публикации в вашей газете свидетельствуют о другом. Скажу вам больше: тема муссируется в течение полугода. Это подозрительное внимание к моей галерее ясно чем продиктовано. Я понимаю, и вы понимаете, что просто так это не бывает. Я догадываюсь, кто это заказал и оплатил...

- Кто?

- Я знаю, кто из моих коллег...

- Кто же?

- Нетрудно догадаться...

- Согласитесь, что не многим художникам при жизни удалось увидеть свои работы в музее, носящем его имя.

- За это я очень благодарен Госдуме и правительству Москвы. Но я в этом не один: строится галерея Ильи Глазунова и имеется галерея Зураба Церетели. В нашем музее выставочных площадей всего лишь 600 с небольшим метров. Картины показывать негде, негде хранить. Ведь выставлена всего лишь третья часть. И галерея очень посещаема, видели, как много народа ходит по залам?! Это не только москвичи. Ко мне, чтобы посмотреть галерею, едут из всех уголков России, начиная с президентов и заканчивая простыми людьми. Для меня это говорит о том, что мое искусство востребовано. Вот для того, чтобы народ мог видеть все мои работы, правительство Москвы стало галерею расширять. Город нашел инвесторов и за то, что они строят, выделил им часть территории, занимаемой галереей. На своем участке они построят офисы, чтобы оправдать строительство, связанное с расширением галереи. Инвесторам здание обойдется в 2 млн. долл. За постановление правительства Москвы о расширении государственной картинной галереи я очень благодарен. Юрий Лужков - великий мэр всех времен и народов. То, что он делает для города и людей, на сто жизней хватит. А он один справляется. Для политика такого масштаба, как он, он очень добр, с чутким сердцем.

- Ваши работы покидают стены галереи? Я имею в виду, возите ли вы их по России, участвуете ли в выставках?

- Нет. Один раз только по предложению Юрия Лужкова и мэра Белграда я возил их в Белград. Когда мэр Белграда была в Москве, ей очень понравились мои работы. Она предложила устроить мою выставку в Белграде. И когда делегация, возглавляемая Лужковым, в декабре прошлого года поехала с ответным визитом, в программе визита и была организована выставка, которая, кстати, прошла с очень большим успехом.

- Как народ узнает о вас, если вы мало выставляетесь?

- Люди узнают о моем творчестве из многочисленных телепередач, изданных альбомов, большого числа персональных выставок, которые проходили в 80-х - начале 90-х гг. Я горжусь тем, что моим именем названа планета (в 1992 г. Нью-Йоркский Международный Астрономический Союз назвал малую планету Солнечной системы именем "А. Шилов"), я избран действительным членом Российской академии художеств, народный художник СССР. За мой дар народу Президент РФ наградил меня орденом "За заслуги перед Отечеством". Известность я завоевывал постепенно: долго, честно, за счет того, что своим искусством проникал в сердца людей.

- На что вы живете?

- У меня, как и у любого художника, есть возможность преподавать или писать на заказ. Для преподавания у меня нет времени, поэтому пишу на заказ. Но в основном я пишу работы для себя. За последнее время я написал Олега Лундстрема, выдающегося хирурга Валерия Шумакова, прекрасного композитора Оскара Фельцмана, Аллу Баянову, великого уролога Е. Мазо, великого хирурга В. Федорова и др. Эти работы также подарены мною галерее. Сейчас пишу полковника, ветерана войны - участника двух парадов: 1941 г. и 1945 г., настоящего героя, перед которым я преклоняюсь.

- Получается, что пишете только известных людей?

- Я пишу самых разных людей, и в основном малоизвестных. Стараюсь писать тех, чей внутренний мир и внешность мне интересны. Человек может быть очень известным, но, если он мне как художнику неинтересен, я не стану его писать. Это как с учениками. Я пробовал преподавать, но не увидел у студентов "горения". Я считаю, что в искусство должны идти те, кто без этого дышать не может. Иначе все бессмысленно. Талант - само собой, но человек должен искусством дышать.

- Вас интересует мнение современников, ваших коллег?

- Интересует в том случае, если они сами владеют мастерством. Я дружу с некоторыми, приглашаю к себе и даже прошу высказать мнение о новых работах. Говорю им, чтобы они не боялись меня обидеть и говорили все, что думают. Я ведь никогда не думал, что буду художником, хотя втайне и мечтал. С 16 лет работал грузчиком, чтобы помочь маме кормить семью. И чем больше писал, тем больше чувствовал, что надо серьезно учиться. В те времена я показывал свои работы академикам Лактионову, Грицаю, Щербакову, Серову, бывшему президенту Академии художеств. Все они были блистательными рисовальщиками. Они одобряли мои работы, призывая меня к необходимости бросить тяжелую физическую работу и заняться серьезным изучением науки мастерства.

- Вернемся к вашей галерее. Один из проектов предусматривал перестройку Боровицкой площади?

- Это клевета, у нас имеются документы, доказывающие обратное. Строительство нового здания галереи не нарушает границ Боровицкой площади, более того, не доходит до площади более 10 метров. Но у некоторых архитекторов на этот участок земли были свои коммерческие планы, именно их проект уничтожал часть Боровицкой площади. Поэтому они и подняли клевету в прессе. Такая же выдуманная история была и с "посягательством" нашего инвестора на территорию Музея изобразительных искусств им. Пушкина. За нашим забором начинается огромная территория музея, которая не осваивается уже лет 20. Инвестор, который строит галерею, попросил у директора Антоновой Ирины Александровны часть земли под свое офисное здание в обмен на некоторые работы для ее музея. Антонова отказала, и разговор был закончен. Однако шум все равно поднялся, как будто галерея отнимает землю у Музея им. Пушкина. Но, несмотря на клеветнические публикации, народ, как и прежде, идет в галерею и в книгах отзывов благодарит правительство Москвы и лично мэра за возможность посмотреть картины.

- Вашу личную жизнь легкой не назовешь. Если бы у вас была возможность выбирать, на чем бы вы остановились: на своей нынешней или на жизни простого человека, со счастливой семьей и детьми?

- Вы правы, так жить тяжело. Гениальный художник Энгр сказал: "Кто не страдает, тот не верит". Художник, не обладающий тонкой, ранимой душой, не сможет написать произведение искусства, которое проникает в сердце зрителя. Связь между судьбой художника и его творчеством существует. Возьмите судьбы великих Моцарта и Вивальди. Слушая их музыку, всем сердцем чувствуешь ту боль и страдания одиночества, которые пронизывают все их творчество. Но никто не знает и моей жизни. Моя судьба меня уничтожает... Я фаталист, но это, видимо, моя судьба. Единственное, что держит меня на плаву, - признание людьми моего творчества и участие добрых, преданных душ в моей судьбе, за что я им благодарен всем сердцем. Без близких по духу людей все бессмысленно...

* В постановлении городского правительства от 14 января 1997 г. сказано о необходимости оформить договор аренды зданий по ул. Знаменка, д. 5, стр.1, и д. 7, стр. 2, 3, 4, с Московской государственной картинной галереей народного художника СССР А. Шилова, департаменту финансов г. Москвы "выделить целевым назначением необходимые средства на содержание и реконструкцию". Кризис 1998 г. внес свои коррективы, не позволив планам осуществиться до конца, поэтому на строящееся сегодня второе здание привлекли деньги инвесторов. Поиском инвесторов занимался город.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно