Примерное время чтения: 7 минут
65

Земля столичная, отличная

АРЕНДНЫЕ платежи, пожалуй, - одна из самых доходных статей городского бюджета. Каждый год они составляют 12-14% от общих поступлений в казну. Всего же неналоги приносят 17% бюджета. Но первый заместитель мэра Олег ТОЛКАЧЕВ считает, что возглавляемый им Комплекс по имущественно-земельным отношениям может приносить городу еще больше денег.

- В ЭТОМ году мы планировали заработать 26 млрд. руб. По предварительным данным, сумма будет превышена на 4-6 млрд. руб. Конечно, наши неналоговые сборы выше, чем в других регионах России. Мы уже давно перестали сравнивать - на сколько выше. Но Юрий Лужков поставил задачу - зарабатывать порядка 100 млрд. руб. Подойти к этой сумме в один год, понятно, невозможно. Но постепенно приближаемся. И если в следующем году, после выборов, останемся работать, опыта и знаний хватит, чтобы задачу выполнить.

"Зависимые" ставки

- ИЗ ЧЕГО складываются неналоговые сборы? Обычные москвичи думают, что речь идет лишь о доходах от аренды нежилых помещений. А раз так, то можно повышать ставки и зарабатывать столько, сколько нужно.

- Нет. Мы занимаемся не только тем, что повышаем ставки. Увеличиваем арендные площади за счет нового строительства, находим и вводим в оборот площади, которые не используются или используются неэффективно. Ведь в начале 90-х гг. много площадей было передано организациям и предприятиям в хозяйственное ведение или в оперативное управление. В управлении находятся школы, больницы и другие подобные организации. Здесь ситуация меняться не будет, да и не надо. А вот в хозяйственное ведение площади передавались не всегда разумно: мы предлагаем организациям отдать городу избыток площадей или перейти на арендные отношения. Выявляем случаи субаренды, когда организация сдает арендуемые помещения, по закону город получает свой процент. Но чаще субаренда имеет договорной характер, тогда мы штрафуем организацию и начинаем сдавать "найденные" площади сами. В этом году ввели в оборот дополнительно 1,5 млн. м2 площадей. И по сравнению с прошлым годом на 30% увеличим поступления в бюджет.

- Ставки аренды зависят от вида деятельности организации?

- Да, конечно.

- Может быть, с этим связано, например, то, что большинство магазинов (особенно в центре) из продуктовых перепрофилируются в более доходные мебельные или ювелирные?

- Есть такая тенденция. Продовольственные остаются в центре, но становятся дорогими. Однако правительство Москвы заботит не только увеличение поступлений в казну. Мы приняли программу развития маленьких магазинов "на углу" или так называемой "шаговой доступности". Более 200 помещений выделено под систему "Утконос", которая, пройдя успешные испытания в Зеленограде, будет запущена по всему городу. Заказы на продукты можно будет делать, не выходя из дома, а забирать без очереди, не теряя времени на "прогулки" по торговому залу.

- Расскажите, что город получает от инвестиционных контрактов, по которым москвичам достаются театр, концертный зал или галерея, а инвестору - офисы, гаражи или гостиницы? Не высока ли плата?

- Например, в Центре им. Мейерхольда есть театр, культурный центр. Коллектив может сдавать в аренду небольшие площади и тратить средства на свои нужды. Там есть и гостиница, доход от которой получает город. Но мы пытаемся делать так, чтобы учреждения культуры зарабатывали деньги на свое содержание. Если речь идет о сугубо коммерческих проектах, например "Атриум" на Курском вокзале, тогда Москва - солидный собственник. В "Атриуме" городу принадлежит 40%. Там есть культурная часть, но она развлекательная, массовая, а значит, очень доходная - боулинг, кинозалы, игральные автоматы. Когда речь идет о высокой культуре, зарабатывание денег - не главное. Например, коммерческой составляющей в галерее А. Шилова нет, почти все офисные помещения используются под научную работу, под реставрацию и проведение симпозиумов. Как городской музей галерея А. Шилова финансируется на бюджетные деньги.

Какие куски лакомые

- ЧЕМ, кроме громкого скандала, закончилась история с первой продажей земельного участка в 1,7 га на Хорошевском шоссе? Комментируя это событие, вы говорили тогда, что муниципальную собственность никто, кроме города, не имеет права продавать.

- История не закончилась. Комиссия по разграничению прав собственности работает, составляя списки земельных участков: какие наши, какие - федеральные.

- Как скоро этот вопрос будет решен? Не затянется ли работа так, как это произошло с комиссией по разделению памятников на муниципальные и федеральные?

- Про памятники лучше не говорить. Меня начинают упрекать всякий раз, как я о них вспоминаю. Но... я все равно скажу, что протоколы между Лужковым, Дементьевой и Моложавым, то есть между мэрией Москвы, федеральными министерствами культуры и имущественных отношений, подписаны. Никак не подпишем соглашение по окончательному разделению. Но мы должны вопрос решить, нам президент поручил. А подготовленный проект закона, в котором будет официально закреплено разделение памятников, мы в ближайшее время отправим в Госдуму на утверждение.

- Тем не менее земельный вопрос много серьезнее памятников. Не боитесь ли вы последствий продажи?

- До этого еще очень далеко. Однако не думаете ли вы, что, как только можно будет продавать, все сразу кинутся это делать? Не всем собственникам это нужно. Сегодня все могут продать свою квартиру, но не все же делают это только потому, что есть такое право. Наличие права не означает обязанности это делать. Вопрос продажи земли возможный и при определенных условиях нужный. Например, привлечение финансов в такие районы, в которые инвесторы не стоят в очередь и не приходят на других условиях, кроме получения земли в собственность. Такими можно назвать периферийные участки, примыкающие к МКАД.

- Но федеральная земля в Москве - это та, на которой находятся высшие органы власти РФ. Землю под Думой, Белым домом, Верховным или Арбитражным судом, согласитесь, продать трудно. Есть ли такие участки федеральной земли, которые можно будет продать?

- Постоянный доход складывается не от продажи земли, а от аренды. По этому вопросу договоримся...

- Помните историю с фабрикой им. Петра Алексеева? Если "законно" можно скупить акции у коллектива, а потом попытаться выбросить его на улицу, значит, можно будет купить землю, а нежелающих продать понравившийся участок разными способами "уговорить" это сделать?

- Конечно, не все готовы решать вопросы цивилизованно. С фабрикой, если помните, формально все было сделано правильно. Свободный оборот акций - тенденция рыночная и желательная. Но, чтобы ею пользоваться, нужно знать, как это делать. На сегодня конфликт исчерпан и по фабрике, и по другим недружественным поглощениям в городе. Вы же понимаете, все организации и предприятия работают в Москве, значит, выстраивать бизнес без участия городских властей вряд ли возможно. Давайте представим, что некая контора выгнала людей на улицу, снесла здание и начала новое строительство... Никаких согласований она получить не сможет! А мы, конечно, будем защищать москвичей, даже если они оказались на улице по своей вине. Чтобы этого не повторилось, мы подготовили проект закона "О мере по защите имущественных комплексов на территории Москвы" и скоро будем рассматривать его на правительстве.

- А стрельба за землю в Москве возможна?

- Чтобы этого не произошло, мы будем продавать только на аукционной основе, только под заранее обговоренные цели - жилищное, торговое, гостиничное строительство. И самое важное - будут продаваться только те участки, которые город решит продавать, как сегодня продает помещения в Москве. Так что особых проблем я не вижу.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно