Примерное время чтения: 7 минут
85

Помощь страждущим: пиар или потребность?

Окончание. Начало см. в NN 50, 52, 2003 г., 1, 2, 2004 г.

МЫ ПОДРОБНО рассказали вам, каких широких масштабов достигла благотворительность в дореволюционной Москве. Как на строительство больниц и приютов приглашались известные архитекторы, как выглядели эти дома. До сих пор пациенты той же Первой Градской больницы (бывшей Голицынской) приходят в восхищение от высоченных потолков и огромных светлых окон в палатах. Богатые москвичи считали своим ДОЛГОМ помочь страждущим. Этому их учила православная вера. Этого от них требовал цеховой устав: свои правила были в среде купечества, в среде дворянства. Этого требовала от них многовековая национальная традиция.

Алла ГОРЧЕВА, доцент факультета журналистики МГУ, автор книги "Нищенство и благотворительность в России":

- К СОЖАЛЕНИЮ, нищенство с давних пор было непременным атрибутом российского общества. Подаяние еще в Древней Руси воспринималось как религиозная норма, поступок истинно верующего. Князей оценивали не только по результатам их деятельности, но и учитывалось их отношение к бедным, личное благотворение. Церковь воспринимала милостыню (благотворительность) как религиозный акт, как молитву. Сложившийся обычай - давать из рук в руки просящему - свято исполнялся и народом, и русскими властями. Накануне больших праздников древнерусские князья делали тайные выходы в тюрьмы и богадельни, где собственноручно раздавали милостыню арестантам и призреваемым, также посещали и отдельно живущих убогих людей. Обычай этот сохранился вплоть до 1917 г.: российские монархи постоянно навещали тюрьмы и жертвовали осужденным СОБСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА.

Благодаря этому обычаю в Москве появлялись дома с дешевыми квартирами, профессиональные училища, где обучались ремеслу дети из малообеспеченных семей, лечебницы для рабочих, богадельни для престарелых. Жаль, что мы, пользуясь и сегодня этими учреждениями по их прямому назначению, забыли, кто их городу подарил, переименовав те же самые больницы. Напомним, что творить благое дело считали своим ДОЛГОМ и столичные градоначальники, возводя на свои кровные деньги приюты и богадельни. Что-то сегодня о таком слышать и не приходилось...

Имидж - все?

КОГДА сегодня мы говорим о "благотворительности олигархов", зачастую находимся в некотором заблуждении. Так получилось, что все крупнейшие компании в России отождествляются с их "биг-боссами" - президентами, председателями советов директоров, гендиректорами и т. п. Но когда начинаешь докапываться до сути, выясняется, что меценаты и спонсоры - не частные лица, а КОМПАНИИ, акционерами которых эти самые известные лица являются. То есть, с одной стороны, да - это часть их личных доходов идет на "добрые дела". А с другой - как бы и общественная.

Однажды известный банкир долго живописал нашему корреспонденту помощь некоему художнику. Причем формулировал это исключительно как "мы с женой помогаем". Когда же дошло дело до деталей, выяснилось, что творчество спонсирует все-таки фонд банка. Существует, например, Благотворительный фонд В. Потанина. Основан он действительно самим Потаниным, в попечительский совет входит масса известных людей: от Пиотровского до Волчек. В остальном - курируют сотрудники "Интерроса".

Также, когда мы говорим, что на какое-либо мероприятие дают деньги Березовский, Алекперов или Ходорковский, скорее всего, имеются в виду подконтрольные им компании. Каждая компания специализируется на "своей" благотворительности. Так, основное направление "Интерроса" - поддержка российской культуры: сотрудничество с Эрмитажем, восстановление Спасо-Преображенского Валаамского мужского монастыря. Альфа-банк - это крупные зарубежные звезды, спевшие или станцевавшие на главных площадках Москвы и Санкт-Петербурга. "ЛУКОЙЛ" - "официальный партнер" футбольного клуба "Спартак" (Москва), хоккейного клуба "Водник" (Архангельск), гандбольного "ЛУКОЙЛ - Динамо" (Астрахань) и т. д. Также компания поддерживает детские спортивные программы, несколько детских домов, покупает оборудование для известных и неизвестных медучреждений. "ЮКОС" специализируется на образовательных программах и работе с подрастающим поколением, есть и проекты, связанные с капитальным строительством, здравоохранением, спортом, культурой и социальной защитой населения. "Сургутнефтегаз" помогает сохранять и пополнять запасы Третьяковской галереи и сотрудничает с двумя театрами: в Москве - с Вахтанговским, в Питере - с Малым Академическим. "Газпром" вместе с РАО ЕЭС и "ЮКОСом" "оплачивают" новую национальную премию в области энергетики.

Еще Алексей Миллер говорит, что "Газпром" "спонсирует отдельные мероприятия национального значения, дает деньги под имена", но в целом ощущает нехватку достойных предложений для своего спонсорства. Вот в этом и "зарыта собака" абсурдности сегодняшней благотворительности. Олигархи ждут, выбирают "достойное" предложение. Как баре. То есть относятся к благому делу как к одному из способов поддержать СВОЙ имидж НЕ ЗА СВОИ ЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ (такой вот прагматический, извращенный подход к высокой сути благотворительности!). И действуют все больше через посредников. Через пиар-компании, рекламные агентства или специальные службы в структуре своих же фирм. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ ПРЕВРАТИЛАСЬ В БИЗНЕС ПОСРЕДНИКОВ. В нашу редакцию часто звонят менеджеры пиар-агентств и приглашают на разные благотворительные мероприятия. Разговор происходит приблизительно такой: "Фирма "NNN" устраивает праздник для детей-инвалидов. Приглашаем вашего корреспондента". - "Хорошо, мы напишем про праздник, только название фирмы указывать не будем, это ее реклама. Вы согласны?" - "Конечно, нет". - "Но разве праздник устраивается ради фирмы, а не ради детей-инвалидов?" Трубку на том конце провода бросили... Пиар-агентство понять можно, ему заплатили как за проведение праздника, так и за его рекламу. Но разве подобное имеет хоть какое-то отношение к благотворительности?

Можно возразить, что нынешние олигархи - не прежние богатые дворяне и купцы. Там семейное достояние копилось годами, тратилось, согласно семейным традициям, учитывая пожелания отца, брата, сына. Нынешние богачи, мол, еще "зеленые", только-только проклюнулись, еще сами не наелись, никаких традиций поколений нет, капитал в первой стадии накопления, и страна у нас такая, что в любой момент все нажитое может гакнуться. Но, с одной стороны, олигархи с их миллиардными (в долларовом эквиваленте) годовыми доходами намного богаче старорусских благотворителей. А с другой - сколько нужно им сегодня на жизнь? Где та черта накопленного, после которой человек может уже делиться с другими? Понятно, что денег мало не бывает. Но к гробу, как известно, карман не приделаешь... И дореволюционные богатые это прекрасно понимали. Бывали случаи, когда человек на все свои средства строил училище для малообеспеченных и сам шел туда работать за зарплату.

Попытка закончилась печально

ЗАПАДНЫЕ страны, тоже не надеясь на массовую (и добровольную) поддержку малоимущих со стороны богатых, пытаются стимулировать развитие благотворительности с помощью введения налоговых льгот. Были подобные попытки и у нас.

Александр ТАРНАВСКИЙ, депутат МГД, зампред городского Благотворительного совета:

- ДЛЯ занятий благотворительностью в нашей стране отсутствует экономическая мотивация. Состоятельный человек прежде всего думает: а зачем мне это нужно и насколько выгодно? В конце 90-х гг., еще до принятия нового Налогового кодекса, в России существовали льготы по уплате налога на прибыль, и распространялись они на 12-13 категорий, в том числе на благотворительность. Компаниям было выгодно выделять средства и с экономической точки зрения, и с точки зрения репутации. Однако, к сожалению, многие злоупотребляли этими льготами и совершали ряд злостных нарушений, поэтому льготы отменили. Вновь получить прежние льготы возможно только через федеральное законодательство, а этого, как мне кажется, не произойдет в ближайшие 2-3 года.

Хорош итог? Вместо того чтобы помочь людям, богатые соотечественники еще и государство нагрели. Жаль, а ведь российская благотворительность имела многовековую историю, традиции. Конечно, и сегодня есть бизнесмены, которые считают своим личным долгом, а не ради статьи в газете, взять под крыло какой-нибудь детский дом. Но это, скажем так, люди средней состоятельности. Самые богатые используют благотворительность как вывеску. Слишком далеки они от народа. И не понимают, что такое положение когда-то очень плачевно закончилось для России... Смогут ли наши потомки через 100 лет сказать, что вот этот приют построил Ходорковский, вот эту городскую больницу - Потанин, вот этот дом с дешевыми квартирами для учителей - Алекперов? Останутся ли вообще в нашей памяти их фамилии, как с трепетом произносим мы сегодня имена Третьяковых, Морозовых, Голицыных, Бахрушиных, Хлудовых, Шереметевых, Прохоровых?.. Вряд ли...

Оцените материал

Также вам может быть интересно