Примерное время чтения: 5 минут
157

Знамя Победы N5

Знаменитое Знамя Победы хранится в специальном сейфе Центрального музея Вооруженных сил и не подлежит транспортировке и экспонированию. А что же тогда выносят на парады?

"ТО, ЧТО вы видите, - точная копия того самого знамени, - говорит старший научный сотрудник Государственного исторического музея Диана Кондратенко, представляющая нам выставку "Парад Победы". - К сожалению, настоящее знамя стремительно ветшает, и с этим ничего нельзя поделать. Ткань не очень высокого качества, если нарушить условия хранения, хлипкий сатин "сгорит" окончательно. Но люди думают, что какие-то непонятные темные силы "прячут" реликвию от народа. Это все ерунда - в музеях не принято выставлять ветхие экспонаты".

Но и насчет того, насколько знамя из сейфа "настоящее", существует множество легенд. Наиболее распространенная и популярная: Егоров и Кантария якобы были не первыми, и знамя их - тоже. А первое будто бы представляло собой невразумительную красную тряпку, установленную неизвестными героями. Егоров же с Кантарией водрузили на купол Рейхстага красивое, специально сшитое на заказ знамя - и вовсе не под пулями фашистов, а под объективом кинокамеры. И правды в этом не больше, чем в "укрывании" реликвии.

Было подготовлено 9 стандартных Знамен Победы - по знамени на дивизию

САМОЕ интересное в том, что реальность, как это всегда и бывает, гораздо жестче и фантастичнее, чем любая выдумка. Третья Ударная армия 1-го Белорусского фронта рвалась к Рейхстагу. Военным советом армии было подготовлено 9 стандартных Знамен Победы - по знамени на дивизию. Первым к Рейхстагу подошел 1-й батальон 756-го полка 150-й стрелковой дивизии. Знамя Победы за N 5 хранилось вместе с полковым - до поры его не трогали. Солдаты же, отлично понимая ответственность момента, шли на приступ со своими знаменами. Тащили лоскуты разных размеров и цветов - от розоватых наперников, снятых с немецких перин, до тяжелых бархатных красно-бурых портьер. Несли даже куски, отрезанные с краев фашистских знамен - тоже красных, но со свастикой в белом круге по центру. По воспоминаниям участника штурма Анатолия Колмака, первым на ступени Рейхстага вбежал с самодельным знаменем рядовой Пятницкий. Вбежал и тут же был смертельно ранен. Через четверть часа на первом этаже Рейхстага началась жестокая поножовщина пополам с рукопашной - опасаясь задеть своих, никто не стрелял. "Приходилось руками душить за горло и тут же стрелять в упор, - вспоминает Анатолий Колмак. - Или нож втыкать, и его же кровью тебя обрызгивало. Вот так это было..."

Когда же появилась возможность прорваться на крышу Рейхстага, выяснилось, что добровольцам с самострочными знаменами туда хода нет. По политическим причинам, а точнее, чтобы угодить Сталину, в команде знаменосцев-победителей обязательно должны были присутствовать русский и грузин. В 756-м полку ими оказались Егоров и Кантария, приберегаемые до поры при штабе. По воспоминаниям командира 1-го батальона капитана Степана Неустроева, полковник Зинченко, вызвавший Егорова и Кантарию из штаба, был крайне раздосадован - явились какие-то "маленькие замухрышки в телогрейках". К тому же, получив приказ водрузить знамя, они его не смогли выполнить: "У нас фонарика нет, а там темно, и выход на лестницу мы не нашли..." В результате после крепких слов полковника насчет исторического момента и боевых качеств знаменосцев к ним в помощь придали замполита батальона лейтенанта Алексея Береста и десяток автоматчиков. На этот раз у Егорова и Кантарии все получилось - Берест на руках втянул их через разбитый артобстрелом пролет лестницы и помог закрепить знамя на фронтоне главного входа, привязав его к конной статуе кайзера Вильгельма поясными ремнями. Так что с этой стороны все честно - знамя действительно водружено Егоровым и Кантарией. Другое дело, что знаменитые кадры кинохроники были сняты несколько позже, после окончательного прекращения боев. Потом его перенесли на купол Рейхстага, а 9 мая те же Егоров и Кантария сняли и заменили его на знамя большего размера.

Знамя Победы на фоне новопошитых бархатных штандартов с золотыми кистями казалось бледной тряпочкой

ДАЛЬНЕЙШАЯ судьба знамени тоже довольно нелепа и даже немного обидна. Первоначально предполагалось, что оно будет участвовать в июньском Параде Победы. Следили за этим строго: чтобы не отправить на парад другое знамя, на настоящем по инициативе начполитотдела дивизии полковника Артюхова сделали надпись: "150 стр. Ордена Кутузова II ст. Идрицк. Див.". В штабе корпуса дописали: "79 СК", а в штабе армии: "3 УА. I. БФ". Вот с такими дополнениями 20 июня 1945 г. настоящее знамя в сопровождении Егорова, Кантарии и Неустроева вылетело в Москву. Генеральная репетиция Парада Победы была назначена на 22 июня и проходила на Центральном аэродроме. По замыслу устроителей, первыми со Знаменем Победы должны были идти Егоров, Кантария и Неустроев. Однако Егоров и Кантария были невысокого роста и совершенно "не выглядели" даже в новых, с иголочки мундирах. Кроме того, строевой подготовке никто из них не обучался, и, когда они пошли, то не попадали в такт музыке, шли не в ногу и сильно оторвались вперед от основной группы. Да и само знамя на фоне новопошитых бархатных штандартов с золотыми кистями казалось бледной тряпочкой. "К нам подъехал на "Виллисе" полковник и забрал знамя, сказав, что на параде его не будет, - вспоминает Неустроев. - На следующий день нам выдали пригласительные билеты на гостевые трибуны Красной площади". 11 июля знамя передали в Центральный музей Вооруженных сил на вечное хранение.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно