Примерное время чтения: 4 минуты
147

Топ-шлёп-менеджеры

Вместе с капитализмом в Москву пришли корпоративная культура и зарубежные модели управления трудовым коллективом, то бишь персоналом. А следом - определённые проблемы.

ВМЕСТО курсов повышения квалификации у нас теперь тренинги и мастер-классы. То, что раньше называлось производственными гулянками, нынче зовётся корпоративными вечеринками. А бойкот со стороны коллег именуется звучным словом "моббинг". В ходу такие термины, как "внутренние коммуникации", "коучинг", "тайм-менеджмент" и пр. Те, кто в детстве резался в "Монополию", теперь с радостью погружаются в знакомую игру. Но, увы, это дано не всем.

Начнём с того, что не каждый способен легко усвоить чужие ценности и стандарты. Скажем, петь по утрам гимн предприятия. У нас с государственным-то напряжёнка - не приучены мы, в отличие от американцев, к его хоровому исполнению со слезой и приложенной к сердцу рукой. А тут надо петь оду в честь фирмы, продающей, допустим, сантехнику. Как не сдержать при этом улыбки, тем более что тексты в такого рода творениях обычно диссонируют с пафосом мелодии?

При вхождении в новую корпоративную культуру трудности могут быть всякие - от лёгкого недоумения до так называемого синдрома слияния, когда сотрудники откровенно сопротивляются нововведениям, не доверяют руководству, теряют интерес к труду. И, что не менее прискорбно, перестают идентифицировать себя с предприятием, которое когда-то было для них родным.

История развития бизнеса выработала четыре организационные культуры (см. схему) - так эксперты называют модели, по которым выстраиваются деятельность фирмы, отношения между сотрудниками, методики поощрения-наказания и прочая "кухня". Правда, как утверждает профессор кафедры соцпсихологии МГУ Тахир Базаров, в чистом виде эти модели почти не встречаются. "Организационная культура предприятия - синтез четырёх базовых моделей. Что-то берётся из патриархальной японской, что-то из предпринимательской англосаксонской. Скажем, четвёртый тип - партнёрская культура вобрала в себя лучшие черты трёх предыдущих. От одной взяла дружелюбность отношений, от другой - ориентацию на результат и конкуренцию, от третьей - технологичность. Эта культура, которая воспринимает бизнес как совместное творчество, - самая перспективная, за ней будущее. В ней нет места интриганам, лжецам и завистникам. Человека с такими "талантами" сразу заметят, и включатся коллективные механизмы бойкота, вытеснения из коллектива. Уверен, именно в нашей стране появится идеальное сочетание всех базовых культур".

В корпоративных культурах много внимания уделяется групповой сплочённости, созданию эмоционального подъёма. "Но некоторые предприятия совершают ошибку, пытаясь внедрить сразу и директивно весь пакет идей, направленных на это, - говорит профессор кафедры психологии труда МГУ Татьяна Кабаченко. - После долгих лет жизни под прессом коммунистической идеологии наши люди настороженно относятся к подобным новациям. Может последовать обратный эффект: вместо воодушевления - скепсис. Хотя досуговые формы у нас воспринимают легко: корпоративные праздники, занятия спортом, боление за команду своего предприятия".

Но в какой бы праздник ни пытался превратить босс работу своих подчинённых, психологические срывы у "белых воротничков" не редкость. Синдром выгорания, который также называют синдромом менеджера, - явный признак того, что в организации труда и отдыха что-то не так. И сейчас психологи ломают голову над тем, как получше "встряхнуть" человека, чтобы избавить его от синдрома. Хороший способ - смена ролей на работе. Но есть и фантастические идеи. "Выгоревшего" менеджера надо направлять на изучение совершенно новой специальности, причём такой, которая к деятельности его фирмы и отношения не имеет. Скажем, банковского клерка командировать на курсы археологии. Говорят, помогает. Вернётся как огурчик.


НАША СПРАВКА.

ГЛАВНЫЙ признак синдрома менеджера - эмоциональная тупость, безразличие ко всему. Представьте, что вы сидите перед телевизором, щёлкаете пультом и не видите сменяющихся картинок. Вот это состояние. Начинаясь с обычной усталости и раздражительности, оно сменяется отвращением к работе, истериками, а заканчивается полным истощением - человек не видит в своей деятельности никакого смысла. Психологи считают, что в основе синдрома лежит не усталость, а более глубокий кризис, связанный с отсутствием смысла жизни.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно