Примерное время чтения: 6 минут
159

Могу Гнуть Тарифы Сам

Сейчас МГТС вводит новую систему оплаты за телефон: москвичам предлагают выбрать определённый тарифный план. Но по сути под красивым предлогом нам в который раз повышают расценки. Неужели за год услуги связи реально подорожали почти в 2 раза?

Революции без конца

В ПРИНЦИПЕ это далеко не первое действие компании, направленное на то, чтобы облегчить жизнь и кошельки абонентов. В 1998 г., например, когда МГТС в первый раз заговорила о повременке, москвичей едва не лишили возможности выбирать тариф. В готовящемся нормативном документе значилось, что плата за телефон может быть либо безлимитной, либо повременной. Но ни слова о том, что потребитель сам может выбрать необходимый ему тариф. Тогда городские власти сумели отстоять права москвичей и отсрочить повременку почти на 10 лет.

Дальше нам обещали техническую революцию - переход с аналоговой связи на более совершенную - цифровую. И чем это обернулось для многих горожан: вместе с проводами поменяли и... номер телефона. Зачем? Неужели не было возможности оставить людям те номера, к которым они привыкли за долгие годы? Москвичи до сих пор набирают старые цифры и, когда не слышат знакомого "алло" на другом конце провода, звонят к нам в редакцию: "Помогите найти родственника!" Мы уже несколько раз публиковали таблицу изменённых номеров, но звонки не прекращаются. "А что нам делать, - говорят читатели, - ведь по старому номеру нет даже автоинформатора, который смог бы подсказать новый номер". Правильно, информатор "работает" всего 2 месяца, после чего номер передаётся (или ПРОДАЁТСЯ?) новым абонентам.

Неменьшие неудобства вызвало и деление города на две телефонные зоны с кодами "495" и "499". Многим абонентам уведомительные письма с МГТС пришли только спустя несколько недель после смены кода. Всё это время люди считали, что у них сломался телефон. Компания своё "ноу-хау" объясняла тем, что делением на коды она пытается увеличить номерной фонд, мол, 7 цифр для многомиллионного города не хватает. Но тогда почему в Москве до сих пор существуют спаренные телефоны? И почему тогда в 2005 г. компания настойчиво предлагала ввести плату за звонки из одного района столицы в другой?

Прибыль монополиста

Дмитрий ЯНИН, председатель правления Конфедерации обществ потребителей:

- УВЫ, москвичи не являются собственниками телефонных номеров. В Западной Европе абонент платит не за подключение к телефонной линии, а выкупает сам номер. Человек может переезжать из города в город или менять оператора, но при этом его цифры остаются с ним. Если бы жители столицы являлись владельцами телефонных номеров, им было бы проще отстоять свои права. При необоснованном повышении тарифов люди могли бы выбрать другого оператора или настоять на бесплатном оказании некоторых услуг, скажем АОНа. Но компания не заинтересована в конкуренции. Она уверена в своей силе, а потому поднимает тарифы до предела, установленного законом. В других регионах, например, операторы повысили расценки всего на 50% от возможного. МГТС прикрывается заботой о потребителе: дескать, если абоненты будут иметь возможность менять тариф, смогут минимизировать расходы - но на самом деле препятствует им в этом, введя платный переход с одного тарифа на другой - 230 руб. Эта сумма соизмерима с платой за месяц. Для абонентов невыгодно менять план, а потому и сама услуга бессмысленна. Тогда как МГТС вполне могла её сделать бесплатной: интернет-компании за подобное не берут ни копейки.

Александр КРУТОВ, депутат МГД:

- В ТОМ, что МГТС стремится к получению прибыли, нет ничего страшного. Но это должно происходить только в условиях конкурентной борьбы. А её нет. В период становления компания часто оправдывала повышение тарифов необходимостью замены устаревшей технической базы. Но сейчас-то в этом нужды нет. Рентабельность МГТС в последние годы составляет более 35%, в 1996 г. тариф за телефон покрывал только 35% себестоимости, в 2005 г. - уже 92%. То есть 239 руб. (абонентская плата в комбинированном тарифе) и есть экономически обоснованная величина. Почему бы не остановиться на ней? Но МГТС рассчитала по-своему: в 2005 г. при тарифе 200 руб. компания получила доход 7,079 млрд. руб. При новых расценках, если все обладатели квартирных телефонов выберут безлимитный тариф, доход компании составит почти 14 млрд. руб. - вдвое выше, чем в 2005 г. Если все абоненты выберут повременный тариф и не сократят разговорной активности, доход составит более 10 млрд. руб. А если не будут выходить за рамки в комбинированном тарифе - более 8 млрд. руб. В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ДОХОД КОМПАНИИ ТОЛЬКО НА ПОВЫШЕНИИ ТАРИФОВ СОСТАВИТ БОЛЕЕ 1 МЛРД. РУБ. А если вспомнить, что благодаря закону N 122 число абонентов, пользующихся льготой за телефон, уменьшилось в разы (см. табл. N 2), это "сэкономило" компании ещё 937 млн. руб. При таких-то доходах можно было бы немного подумать и о людях...

Москвичи платят больше всех

ТЕОРЕТИЧЕСКИ МГТС не является монополистом: её доля на столичном рынке фиксированной связи составляет 80%. Но мало кто может себе позволить отказаться от услуг МГТС и выбрать другого посредника. У "конкурентов" вроде компаний "Голден Телеком" или "Корбина Телеком" установка стационарного телефона стоит около 500 долл. плюс ежемесячные платежи (приблизительно 50 долл.). Кроме того, предъявляется целый ряд технических требований к дому, куда проводится линия, и далеко не все москвичи смогут пользоваться альтернативной телефонной связью, даже если готовы на крупные расходы. Как ни крути, МГТС остаётся единственным вариантом для горожан. Разве это правильно? Почему государственные органы, которые должны следить за порядком на рынке, не призовут компанию к порядку? В Федеральной антимонопольной службе, куда мы обратились за разъяснениями, отказались комментировать любые вопросы по поводу МГТС: в данный момент ФАС рассматривает письмо Юрия Лужкова, который попросил оценить правомерность повышения телефонных тарифов в городе.


НАША СПРАВКА.

МГТС акционирована в 90-х гг. После приватизации доля столичного правительства составляла всего 0,3%. По словам Александра Крутова, "приватизация была проведена таким образом, что в собственности компании оказались не только телефонные станции, узлы, провода и т. д., но и подземные коммуникации. Именно это и превратило МГТС в фактического монополиста: конкуренты вынуждены арендовать у компании подземные коммуникации, что отражается на величине тарифов".

И наша газета вслед за Юрием Лужковым хотела бы знать:

• ЕСЛИ МГТС фактически принадлежит 80% услуг связи и компания диктует условия игры не только конкурентам, но и потребителям не оставляет выбора, почему она не считается монополистом?

• ПОЧЕМУ для москвичей установили максимальную планку в оплате за телефон?

• ПОЧЕМУ вообще повышаются тарифы, если качество связи не улучшается и не предлагаются новые услуги?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно