Примерное время чтения: 6 минут
76

ОСТАП, КОНЕЧНО, НЕ ХЕРУВИМ

В прошлом номере газеты в материале "Сколько дали бы Остапу?" мы попытались выяснить, какой срок заключения получил бы главный герой романа "Двенадцать стульев", окажись он на скамье подсудимых. Продолжим это увлекательное занятие, сверяясь с Уголовным кодексом РСФСР, действовавшим в конце 20-х. Ведь именно в "Золотом теленке" наш подследственный произносит свое знаменитое кредо:

"Заметьте себе, Остап Бендер никогда никого не убивал. Его убивали - это было. Но сам он чист перед законом. Я, конечно, не херувим. У меня нет крыльев, но я чту Уголовный кодекс. Это моя слабость".

НАША новая встреча с героем происходит через два с половиной года в маленьком заштатном городке Арбатове.

"Гражданин, в фуражке с белым верхом, которую по большей части носят администраторы летних садов и конферансье... двигался по улицам города Арбатова пешком, со снисходительным любопытством озираясь по сторонам. В руке он держал небольшой акушерский саквояж. Город, видимо, ничем не поразил пешехода в артистической фуражке...

- Нет, - сказал он с огорчением, - это не Рио-де-Жанейро, это гораздо хуже".

Остап, увы, снова нуждается в деньгах. Поэтому под видом сына лейтенанта Шмидта сразу берет в оборот местного предисполкома.

"Я собственно попал к вам в город совершенно случайно. Дорожная неприятность. Остался без копейки...

Затем сын черноморского героя мягко, без нажима перешел к делу. Он просил пятьдесят рублей. Председатель, стесненный узкими рамками местного бюджета, смог дать только восемь рублей и три талона на обед в кооперативной столовой "Бывший друг желудка".

Сын героя уложил деньги и талоны в глубокий карман поношенного серого в яблоках пиджака..."

Улов, как видим, невелик. Но уже знакомая нам статья 169 (мошенничество) просматривается отчетливо. Сначала Бендер действует в одиночку, поэтому на пункт 2 этой статьи не тянет. Однако уже спустя несколько минут он знакомится с "молочным братом" Шурой Балагановым, а это уже "преступная группа", которая формируется прямо на наших глазах.

Экипаж "Антилопы-Гну" в составе А. Козлевича, А. Балаганова, М. Паниковского под предводительством О. Бендера сразу втягивается в новую аферу. Ее корыстный умысел налицо, поскольку мнимые участники автопробега с доверчивым населением не церемонятся.

"Пока толпа... внимала словам командора, Козлевич развил обширную деятельность. Он наполнил бак бензином, который, как говорил Остап, оказался высшей очистки, беззастенчиво захватил в запас три больших бидона горючего, переменил камеры и протекторы на всех четырех колесах, захватил помпу и даже домкрат. Этим он совершенно опустошил как базисный, так и операционный склады удоевского отделения Автодора. Дорога до Черноморска была обеспечена материалами".

Группа мошенников действует по предварительному сговору, а это - ст. 169 ч. 2 - до пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества. Учитывая дерзость преступления и размеры присвоенного обманом госимущества, "автомобилисты" получили бы на всю катушку.

Но, как вы помните, цель их поездки в Черноморск - знакомство с подпольным миллионером Корейко.

"В моем мозгу родилась забавная комбинация. Сегодня вечером мы с божьей помощью впервые потрогаем господина Корейко за вымя. Трогать будете вы, Шура...

Инструкция была самая простая:

1. Случайно встретиться с гражданином Корейко на улице.

2. Не бить его ни под каким видом и вообще не применять физического воздействия.

3. Отобрать все, что будет обнаружено в карманах поименованного гражданина.

4. Об исполнении донести".

По всем признакам, Бендером планируется открытое похищение имущества, именуемое "грабежом". Поскольку преступление совершено группой по предварительному сговору, то по тогдашнему УК - это ст. 165 ч. 3 - до пяти лет.

Но добытые грабежом 10 тыс. руб. Бендер присваивать не собирается.

"Все эти деньги, - заключил он, - будут сейчас же возвращены потерпевшему гражданину Корейко... Я чту Уголовный кодекс. Я не налетчик, а идейный борец за денежные знаки. В мои четыреста честных способов отъема денег ограбление не входит..."

Странный, согласитесь, получился грабеж. Но на то он и великий комбинатор, чтобы не размениваться по мелочам.

Возврат денег Корейко, как мы знаем, не состоялся, поэтому средства были потрачены на организацию конторы по заготовке рогов и копыт. Хотя фирма эта "липовая", подвести ее создателя под статью "лжепредпринимательство" вряд ли удастся, ведь никакого ущерба ни гражданам, ни государству Бендер не причинил.

Он теперь занят расследованием дела гр-на Корейко А. И. Мы узнаем лишь о некоторых деталях хода этого следствия, но результаты его потрясающие. С 25 июня по 30 августа 1930 г. Остапу удалось наполнить папку убийственным компроматом!

"У вас, по моим сведениям, миллионов семь-восемь. Папка продается за миллион. Если вы ее не купите, я сейчас же отнесу ее в другое место. Там мне за нее ничего не дадут, ни копейки. Но вы погибнете... Я останусь таким же бедным поэтом и многоженцем, каким был, но до самой смерти меня будет тешить мысль, что я избавил общественность от великого сквалыжника".

Налицо шантаж, "наезд", иначе говоря, вымогательство. Статья 174 УК РСФСР гласила: "Вымогательство, т. е. требование передачи каких-либо имущественных выгод или права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного свойства под страхом насилия над личностью потерпевшего, оглашения о нем позорящих сведений или истребления его имущества", - до трех лет лишения свободы.

Итак, после удачного завершения операции мечта о "тарелочке с голубой каемочкой" осуществилась. Бендер стал-таки миллионером, пора бы ему в Рио-де-Жанейро.

"Великий комбинатор готовился всю зиму. Он покупал североамериканские доллары с портретами президентов в белых буклях... Валюты, в том числе каких-то сомнительных польских и балканских денег, удалось достать только на пятьдесят тысяч".

В те времена нарушение правил валютных операций каралось не слишком строго - всего до трех лет лишения свободы с конфискацией имущества (ст. 59). Это сущий пустяк, ведь даже недавно, в 80-х, за такое могли к стенке поставить, а до 1994 г. - осудить лет на 15 с конфискацией.

"Странный человек шел ночью в приднестровских плавнях. Он был огромен и бесформенно толст... Он нес на себе семнадцать массивных портсигаров... По карманам были рассованы бубличные связки обручальных колец, перстней и браслеток. На спине в три ряда висели на крепких веревочках двадцать пар золотых часов... Брильянтов великий комбинатор достал только на четыреста тысяч..."

Строгое наказание за незаконное пересечение госграницы было введено лишь в 1936 г. А тогда, в марте 1931 г., Остапа судили бы за контрабанду. Каралась она конфискацией имущества и штрафом. Эту "конфискацию", сопряженную с побоями, и провели с Бендером негостеприимные румынские пограничники.

"Через десять минут на советский берег вышел странный человек без шапки и в одном сапоге. Ни к кому не обращаясь, он громко сказал: - Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придется переквалифицироваться в управдомы".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно