Примерное время чтения: 9 минут
52

Экскурсия в экспертизу (часть II)

Продолжаем нашу прогулку по лабораториям экспертно-криминалистического центра. В предыдущем номере "Разбора" мы прервали ее на полпути из отдела "черепушников" в лабораторию взрывотехнической экспертизы. Итак, спускаемся в подвал...

"Три-пятнадцать, прицел сто двадцать, бац - и мимо!"

У взрывотехников жизнь нескучная. Главное их призвание, как несложно догадаться, - взрывать. Вечный бой, покой нам только снится! Для такого эксперта не составит труда определить природу взрыва (будь то бытовой газ или же бомба террориста), восстановить конструкцию практически любого взрывного устройства, а также ответить на массу других непростых вопросов, связанных с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Камера для проведения взрывов находится в подвальной комнате, похожей на бункер. А непосредственно сама камера - это огромная емкость с намертво закрывающейся крышкой и толстенными стенками. Внутрь и помещается взрываемый образец.

- Хотите - можете сами рвануть. А что? Сейчас зарядим вам что попроще, дернете за веревочку, оно и бабахнет! - гостеприимно предлагают взрывотехники. - Только подождите, пока мы каски наденем и за угол спрячемся.

Заманчивое предложение, но уж лучше я сама за углом постою.

Камера готова. Зарядили в нее что-то совсем небольшое, так что уши, надеюсь, можно будет не затыкать. Эксперт еще раз проверяет, все ли правила безопасности соблюдены, зрители выходят из бункера в смежную комнатку, палец на кнопку, и... БАМ-М-М!!! Впечатление такое, что все пять или сколько там этажей здания стремительно обрушиваются мне на голову, а мои бедные барабанные перепонки лопаются с оглушительным звоном. Я в ужасе плюхаюсь на пол, прикрыв голову руками, а взрывотехники радостно гогочут.

- Мы вообще любим корреспондентов, - дружелюбно заявляют мне, как только я обретаю способность слышать. - Пойдемте дальше, у нас там немецкие мины есть, еще с Великой Отечественной. И вообще много всего интересного.

...Интересного действительно полно - я даже начинаю потихоньку оживать после взрыва. Несколько шкафов битком забиты всевозможными патронами, гранатами, снарядами, в том числе крупнокалиберными, а вдоль стены небрежно расположился гранатомет в компании длиннющих старинных охотничьих ружей. Представлено большинство серийных моделей за последние десятилетия, а также уникальные раритеты. Все эти убийственные штуковины, разумеется, пребывают в нерабочем состоянии и никакой проблемы, даже чисто случайно, создать не могут. В числе прочих любопытных вещиц - самодельное взрывное устройство в баночке из-под кока-колы.

- Интересно, такое сложно сделать? - я засовываю внутрь палец, чтобы пощупать, как крепятся провода. Палец застревает. Мой провожатый терпеливо отдирает меня от банки и подводит к следующему собранию экспонатов. Два больших стенда сплошь увешаны разнообразнейшими моделями ручного огнестрельного оружия - попросту пистолетами... Да-а, какой-нибудь маньяк-милитарист дорого дал бы за такую коллекцию. Резные, с деревянными стволами и серебряными накладками старинные пистолетища, наводящие на мысль о пиратах. Изящные вещички производства тульских оружейников начала века. Лаконичные тупорылые немецкие, австрийские и чешские наганы. Огромные, навороченные сверх всякой меры, прямо-таки голливудские кольты и смит-вессоны. Выточенные вручную самодельные револьверы - продукция умельцев ГУЛАГа. Внизу - различные модели автоматов: от известного всей планете "калашникова" до каких-то затейливых конструкций штучного производства.

- Ой, какой масенький! - не могу я сдержать сопливого девичьего восторга при виде крохотного серебристого пистолетика в половину моей ладони. Выглядит, как сувенир, однако убойная сила у него, если верить эксперту, будь здоров. Я осторожно беру его в руки, глажу маленький курочек и заглядываю в темное отверстие игрушечного ствола.

- Только палец, пожалуйста, туда не суй, - просит эксперт.

Отправляясь на дело, постарайся не пахнуть

- Вот вы у меня здесь сидите уже минут 10-15. Значит, ваш запах в воздухе остался. Теперь я могу законсервировать его в специальной баночке и хранить целый год.

Эксперт-одоролог мне, конечно, здорово польстил. Никто на меня лишнюю баночку тратить не будет, я же не преступник. Консервировать запах - дело непростое, хотя вполне возможное. Ведь запах - это химическая субстанция, она осязаема. Ее можно собрать, сконцентрировать на специальной фланельке и поместить в герметически закрывающуюся стеклянную емкость. Срок годности таких консервов действительно около года.

Зачем это нужно и чем еще, кроме закручивания баночек, занимаются в одорологической лаборатории? Так получилось, что запах подозреваемого зачастую становится единственной уликой за или против него. Запаховый след человека абсолютно индивидуален. Даже однояйцевые близнецы пахнут по-разному.

Пример: убийца подстерег жертву в подъезде и ударил обычным кухонным ножом, каких миллионы. Нож бросил здесь же, чтобы не болела голова, как от него избавиться. И вот тут-то у него ошибочка вышла! Потому как на ручке ножа остался запах руки убийцы (в перчатке или без), а если перед убийством нож полежал в кармане или за пазухой - то тем более. Тут надо еще учесть, что при совершении преступления люди волей-неволей начинают пахнуть сильнее, это прямая реакция организма на стрессовую ситуацию. Более того, по концентрации запаховых следов можно определить даже, сколько всего человек держали этот ножик в руках в последние 2 часа и в какой последовательности! (Почему именно 2 часа? Потому что это, к сожалению, максимальный срок изъятия и обработки вещдока после совершения преступления. Запах - он же летучий.)

60-70% заказных убийств раскрываются и доказываются в суде именно при помощи одорологии.

Кто обнюхивает подозреваемых? Понятно, что это не следователь, а специально обученный пес. Собачки-эксперты - особая порода, помесь лайки с шакалом. Готовят каждую больше года. Эти "зверские" кадры - поистине бесценные. Чувствительность собачьего носа - 10-20 молекул на 1000 молекул присутствия в воздухе, и все попытки немецких, голландских и американских ученых создать прибор соответствующего уровня бесславно проваливались.

Я порываюсь внести свою скромную долю в поток информации:

- В южных странах для "нюхательных" работ используются мангусты...

- В принципе можно и бабочку использовать, ее обоняние не хуже, - пренебрежительно отмахивается эксперт. - Вопрос, как человеку с бабочкой контактировать, чтоб друг друга понимать.

Итак, "одорологами" работают именно собачки, потому что у них с нами за много тысячелетий наладился отменный контакт. Собаки даже не стесняются обманывать людей "с целью наживы". Когда в ряду предложенных для обследования образцов псина находит нужную банку, сразу получает в виде вознаграждения кусок мяса или колбасы. Так вот, если ничего подходящего в этом ряду она не унюхает, то нагло укажет на последний образец - колбасу-то получить охота! После нескольких таких собачьих фортелей банки с пробами начали выставлять сплошным кругом, чтобы псы не жульничали.

- Если я, не дай Бог, попаду под следствие, не хотелось бы, чтобы моя судьба зависела от какой-то животины. А если она именно в этот день приболеет? А если ошибется?

- Одну экспертизу проводят три собачки по очереди. И для каждой делается по три захода, причем банки меняют местами. В общей сложности это получается 9 раз, тут ошибка практически невозможна.

- А если меня захотят "подставить"? Подкупят инструктора...

-Где какая банка - знает только тот, кто их расставляет. Человек, который водит

собаку, сам не в курсе.

В общем, действительно, что это я придираюсь к нашим четвероногим друзьям? Уж они-то в любом случае куда более честны и неподкупны, чем большинство следователей и судей...

А мне тут слышно все, ты так и знай!

Из-за приоткрытой двери доносится оживленный разговор. Он обильно украшен частыми упоминаниями чьей-то матери и различных частей тела, ответственных за размножение. Короче, мат-перемат. Не без опаски заглянув внутрь, я вижу двух милых барышень крайне интеллигентного вида. Барышни вдумчиво слушают поток брани - оказывается, это аудиозапись. Общий смысл беседы таков: двое хотят получить с третьего немалую сумму денег. Внезапно к матерщине присоединяется смачное "хряп!-хряп!-хряп!", ну в точности как при рубке капусты. Это вымогатели наносят собеседнику тяжкие телесные повреждения. Избиваемый кричит и стонет так, что у меня мурашки по коже. Барышни-эксперты перематывают пленку и бестрепетно прослушивают стоны заново - видимо, хотят что-то уточнить...

Это мы попали в лабораторию к фоноскопистам (или к "фонанистам" - так они друг друга обзывают). Фоноскопическое направление в криминальной экспертизе - сравнительно молодое, но весьма небесполезное. Как и одорология, имеет дело с предметами эфемерными - со звуками, но зачастую эти самые звуки (и их экспертиза) опять-же решают человеческую судьбу.

Запись перестрелки. Для специалиста не составит труда установить, сколько единиц оружия в ней задействовано, и какого именно.

Запись часов с кукушкой. Эксперт в два счета определит, какая именно птичка из десятка предложенных для опознания часов кукукала на пленке.

Но основной объект исследования - человеческий голос. Попросту говоря, чаще всего требуется дать заключение: Пупкин вещает на пленке или не Пупкин. Обрабатывают запись предполагаемого Пупкина двое: лингвист и инженер-акустик.

Современная компьютерная обработка человеческого голоса дает в трехмерной графической распечатке красивую картинку, напоминающую гряду острых горных пиков.

- Скажите что-нибудь в микрофон. Ну, допустим, вы телефонная террористка. Скажите: аэровокзал заминирован.

- Аэровокзал заминирован! - робко вякаю я.

- Отличненько. Смотрите в компьютер - вот ваша картиночка. А если кто-то другой даже с очень похожим голосом скажет то же самое и мы картиночки одну на другую наложим - сразу будет видно, вы минировали вокзал или не вы.

Для фоноскописта высшей пробы не проблема не только отличить один голос от другого - он запросто может по нюансам произношения и диалекта определить страну, область, иногда даже район, откуда родом подозреваемый. Что нередко значительно облегчает следствие...

Могу сказать совершенно точно - я теперь никогда не совершу ничего противозаконного. Потому что знаю - уйти от ответственности мне не удастся. Доблестные эксперты вычислят в 5 минут - по почерку ли, по запаху, по волосу или по голосу. Они - настоящие волшебники и мастера своего дела, украшение отечественной криминалистики. Как приятно, хоть чем-то в нашей системе МВД мы имеем полное и законное право гордиться!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно