Примерное время чтения: 6 минут
670

Святослав Федоров. Ирэн Федорова: "Слава жил делом, а я жила им"

"Здравствуйте, кабинет профессора Святослава Федорова",- отвечает на телефонные звонки секретарь великого офтальмолога. Федоров погиб почти полтора года назад, вечером 2 июня, когда возвращался на своем вертолете из Тамбова в Москву. Но здесь, в МНТК "Микрохирургия глаза", решили, что в кабинете Святослава Николаевича все останется, как было при его жизни, - табличка на двери с именем Федорова, мебель, книги, мониторы, по которым он наблюдал за операционными института...

Ирэн и Слава

К 45 ГОДАМ, после двух неудачных браков - каждый длился по 10 лет, - Святослав Федоров пришел к окончательному выводу, что "с женщинами всегда много проблем". "Святослав Николаевич, можете не волноваться, со мной проблем не будет", - сказала однажды знаменитому врачу 30-летняя красавица Ирэн и была права - вместе они прожили 26 лет.

"Впервые мы увиделись в десять часов десять минут 23 марта 1974 года. А повод для знакомства был самый что ни на есть прозаический. В Ташкенте жила моя тетя, Вера Васильевна, тоже врач. Вдруг пошли от тети Веры письма: слепну, читать не могу. Поставила мне задачу: у вас там в Москве есть офтальмологическое светило по фамилии Федоров. А я о таком докторе ничего не слышала. Выяснилось, что к нему не подступиться - громадные очереди. Я оделась в самое красивое свое пальто ярко-красного цвета и затеяла авантюру. Дозвонилась до клиники, представилась "аспиранткой Ивановой", попросила к телефону профессора и... договорилась с ним о встрече.

Когда я Славу первый раз увидела, когда зашла в его кабинет, и он повернулся ко мне, у меня в сознании как будто искра проскочила. До дрожи в коленях. Потом я допытывалась у Славы - а он-то что подумал, впервые меня увидев? Он отшучивался: пожалел, что такая красивая женщина не со мной.

Операция прошла отлично, я тетушку каждый день навещала. И как-то сразу получилось, что Федоров все время звал меня с собой на обходы, часа по три-четыре я сидела у него в кабинете, присутствовала на совещаниях и была счастлива от того, что находилась с ним рядом. Не навязывалась - в голову не пришло бы: кто я и кто он? Дело тем временем шло к выписке тети, та провела в больнице месяц. И все вот-вот должно было кончиться.

У меня руки-ноги тряслись жутко, я боялась, как бы себя не выдать. И вдруг он смотрит на меня такими вот глазами мужика и говорит: "Я вас смогу найти?", а я тут же: "Ой, у меня есть телефон..."

И вот с того дня каждый божий день домой - как на вахту к телефону. В середине апреля мы с ним последний раз повидались, и месяц я так носилась к телефону, ждала, а он, по всей вероятности, звонить не собирался. Ждать я больше не могла. "У меня сегодня день рождения, и я хотела бы сама себе сделать подарок. Решила услышать ваш голос..." Он произнес какие-то приличествующие случаю слова - что-то типа "оставайтесь такой же красивой и юной". Потом опять ничего. И вот 16 июня я возвращаюсь часов в шесть вечера домой и слышу, как звонок тарабанит. Влетела, хватаю трубку. "Где это вы шляетесь, я вам звоню целый день!" Через четыре дня мы договорились встретиться. С этого дня и начался наш роман". (Из новой книги И. Федоровой "Долгое эхо любви".)

"Ириша! Победа!"

- ВСЕ, кто хоть немного знал Федорова, отмечали его удивительную энергичность. А каким Святослав Николаевич был дома?

- Дома Слава расслаблялся. Он был освобожден от всякого быта - его я взяла на себя. Ну невозможно работать 24 часа в сутки, тем более выкладываться так, как он. Слава любил повторять: "Какое счастье, что я с радостью иду утром на работу, а вечером с радостью возвращаюсь домой!" В быту с ним было легко и просто. Слава любил колбасу, пельмени, яйца, макароны. На выходные я обязательно старалась приготовить что-нибудь вкусненькое. Ему всегда все нравилось.

В последние годы мы жили за городом, и он очень активно занимался спортом. Мотоциклы, лошади, велосипед, бильярд, шахматы, плавание. Отпуск мы тоже всегда старались провести у моря, чтобы ему можно было поплавать. Одиннадцать лет подряд отдыхали в Пицунде, затем стали ездить на Кипр. Слава мог заплыть за 4 км, и я всегда безумно из-за этого волновалась. А вдруг ногу судорога сведет? Он успокаивал меня: "Это глупость! Ну что может со мной случиться в воде?" А плавал он действительно потрясающе.

- Святослав Николаевич часто звонил с работы домой?

- Тысячу раз. Позвонит и скажет: "Ириша! Победа! Сделали то-то... Какие у тебя новости?" А какие у меня могут быть новости? Я сижу дома, занимаюсь чисто бытовыми делами: стираю, готовлю, убираю. Он звонил отовсюду, где бы ни находился, и у меня всегда было ощущение, что Слава рядом.

Наверное, мы были рождены друг для друга. За 26 прожитых вместе лет у нас никогда не было никаких скандалов. В это трудно поверить, но это так. Мы всегда были вместе. Я даже свою специальность бросила, прошла курсы медсестер, ездила с ним и помогала оперировать во время поездок. Он жил своим делом, а я жила им. Но вот он ушел и оставил меня одну. Я долго мучилась по поводу того, зачем я здесь и как мне теперь жить, и только недавно поняла - надо делать все, чтобы сохранить память о нем. Сейчас я возглавила благотворительный Фонд содействия развитию передовых медицинских технологий имени Святослава Федорова, его презентация пройдет 8 ноября.

Слава всегда будет со мной. Такое ощущение, что физически я здесь, а душевно рядом с ним. Мне часто снится сон, что он вернулся, а я не знаю, как сообщить об этом близким. Однажды во сне я разговаривала с ним по телефону. "Слава, как ты?" - спрашиваю я, а он отвечает мне так, как обычно говорил в жизни: "Блестяще!"

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно