Примерное время чтения: 7 минут
82

Александр Вешняков мечтал о небе, оказался в море

У председателя Центризбиркома Александра Вешнякова немало общего с Михайло Ломоносовым. Оба родились в поморских селах близ Архангельска, выросли в семьях рыбаков, а широкую известность получили после того, как покинули малую родину. Правда, одного больше притягивали законы науки, а второй увлекся законом о выборах.

И ЕЩЕ: в отличие от Ломоносова, который в 19 лет ушел с рыбным обозом в Москву и больше ни разу не появился в родном крае, Вешняков Север не забыл. Каждую осень председатель ЦИК запрягает свой "жигуленок" шестой модели (по Москве, конечно, ездит на служебной машине) и едет в родную деревню Конецдворье копать картошку.

За картошкой в Архангельск

- АЛЕКСАНДР Альбертович, извините за вопрос, но разве зарплаты председателя ЦИК не хватает на то, чтобы купить картошку в Москве?

- (Смеется.) Для меня это традиция, каждую весну отвожу своих домашних, жену и двоих детей, к бабушке в деревню, сажаю картошку, а осенью ее выкапываю и забираю их обратно. Последние два года это, правда, не удается по полной программе. Так в этом году смог выбраться только осенью. Архангельская картошечка, конечно, вкуснее той, которую продают в Москве, но много ее не увезешь, в багажник больше двух мешков не влезет. Да еще на обратном пути обычно заезжаю к теще в Шенкурск, это юг Архангельской области, где есть отличные брусничные места, и заготавливаю несколько ведер ягод. Лично я всем импортным сокам предпочитаю настоящий брусничный морс.

- Почему ваша мама не переехала в Москву?

- На зиму она переедет, тяжело одной в деревенском доме управляться в 74 года. А потом опять запросится обратно. Мама привыкла к родной деревне и не хочет насовсем уезжать в город.

- Архангелогородцев называют трескоедами. А вы любите эту рыбу?

- Самая замечательная рыба, конечно же, семга, а треска - нормальный продукт. Вкусную треску я ел, когда ходил на судах Северного морского пароходства. Перевозили груз из Архангельска в порты Европы и, возвращаясь, останавливались и отрабатывали правила гражданской обороны в Норвежском море. Кто-то занимался ГО, а кто-то ловил треску. Тут же ее, свеженькую, готовили, и это была совсем не та треска, которую продают в Москве. Пока она доходит до столицы, ее успевают несколько раз заморозить, и рыба теряет все свои вкусовые качества.

Примерный курсант

- А ПРАВДА ли, что в детстве вы мечтали стать не моряком и даже не председателем ЦИК, а летчиком?

- Ну, о председателе ЦИК тогда речи не шло, подобная должность в СССР, хоть и существовала, была чисто номинальной. На непыльную и почетную работу приглашали в основном заслуженных пенсионеров. Мальчишкой я мечтал о небе, но до летных училищ было далеко, так что после 8-го класса пошел в морское. Тут и рыбацкие корни свою роль сыграли (все-таки родители познакомились в рыбацкой артели), и то, что курсанты училища жили на полном государственном обеспечении. Да, наша семья не нуждалась, но все-таки маме было трудно воспитывать меня одной - отец трагически погиб, когда мне и года не было, и я всегда старался ей помочь.

- Моряком вы объехали полземли. Наверное, было чему удивиться советскому человеку за границей?

- Конечно, разницу видел, но впечатления, что мы живем ущербно, а иностранцы припеваючи, не было. Заваленные полки в магазинах не шокировали, потому что все стоило приличных денег. На практике я получал 22 копейки в день, а это где-то одна четвертая доллара. Хватало только на маленькие сувениры. Ну а когда начал работать, стал получать суммы побольше и привозить домой кое-какие вещи. У мамы до сих пор на кровати лежит привезенное мною покрывало с цветами на нейлоновой основе.

- А что не нравилось в морской жизни?

- Длительные разлуки. Ненормально, когда ты подолгу находишься вдали от семьи. Именно поэтому я ушел на берег. И еще одна причина: я не встречал ни одного человека, который бы испытывал восторг от морской качки. Я ее спокойно переносил, но если восьмибалльный шторм длился двое-трое суток, ощущения были совсем неприятными. Кроме этого, на берегу больше возможности для самореализации.

Альфонс Вешняков

- ОДИН ваш друг юности сказал: "По девушкам я бы с ним не пошел, а вот в разведку - запросто". Выходит, бабником не были?

- Выходит, что так.

- Однако юная медсестра Надя, приехавшая по распределению в вашу деревню, не оставила курсанта Вешнякова равнодушным...

- Мы познакомились на танцах в Конецдворье, лет пять дружили и 13 июля 1974 года поженились. Потом переехали в Архангельск и снимали комнату, пока Наде не дали комнату в коммуналке на окраине города. Когда я был в море, переписывались и перезванивались. Жены других моряков часто прилетали в советские порты к мужьям, но мы редко пользовались такой возможностью. Во-первых, в 1975 году у нас родилась дочь Анжела, а во-вторых, копили деньги на кооперативную квартиру, которую потом все-таки купили.

- Времени на воспитание детей, естественно, не хватало?

- Я думаю, что они вполне могут обижаться на то, что я мало уделял им внимания. Но они знают, что всегда могут прийти и посоветоваться. Старшая Анжела уже закончила Московский институт водного транспорта, работает экономистом-бухгалтером в Совкомфлоте. Мы никогда не знали проблем с учебой Анжелы, у нее всегда были 4 или 5. А вот у Алексея проскакивали и тройки с двойками. В свое время сын не захотел учиться в 9-м классе, потому что все друзья ушли в ПТУ, и он тоже решил туда поступать. Сейчас учится в московской Академии МВД.

- Кого еще вы можете назвать членом семьи Вешняковых?

- Кота Альфонса. Это кот Анжелы, она дала ему имя. Альфонс - смесь сиамского кота с персидским, довольно добродушный и совсем не злой. За пять лет, пока живет вместе с нами, успел несколько раз потеряться. Поэтому теперь далеко от дачи не уходит, боится.

- Ваш рабочий график расписан по минутам: встречи, поездки, совещания, пресса. Как расслабляетесь?

- Я оценил, что загородное проживание в правительственных поселках - это спасение. Если после всех наших перипетий вернуться в городскую квартиру, где за стеной буянят соседи, а за окном шумят машины, восстановить силы не удастся. На даче можно отвлечься, подышать свежим воздухом, побыть в тишине. На нашей работе нельзя зацикливаться. Если не переключаться, можно превратиться в робота. В Архангельске я полчаса шел пешком на работу, а когда приехал в Москву и пересел в машину, понял: так нельзя. Поэтому теперь каждый день по утрам полчаса бегаю и уже потом еду в Центризбирком.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно