Примерное время чтения: 3 минуты
527

Виталий Соломин - рыжий, честный, влюбленный

- ДЕВУШКА, вы хотите сниматься в кино? - таким вопросом остановила на улице двадцатилетнюю студентку текстильного института Машу Леонидову ассистентка режиссера Петра Тодоровского.

Девушка так понравилась режиссеру, что партнера для фильма "Городской романс" он предоставил выбирать ей самой. И Маша назвала имя Виталия Соломина, запомнившегося ей по фильмам "Женщины" и "Старшая сестра". Петр Ефимович, помучившись пару недель в сомнениях, все же взял другого актера - обаятельный Соломин был для этой роли слишком "положительным". Но судьбоносное знакомство состоялось. И Соломин, вполне удовлетворенный своей холостяцкой свободой (его первый брак был неудачным), быстро принял решение: "Жениться прямо сейчас".

После свадьбы Маше пришлось забыть об актерской карьере. Виталий и подумать не мог о том, что она будет уезжать от него на какие-то съемки, гастроли, путешествовать в одном купе с посторонними мужчинами. Да и работа нервная. Ему, сосредоточенному, обязательному, требовательному, она нужна была всегда - мягкая, спокойная, понимающая. Маша все же снялась в одной серии "Шерлока Холмса" - по рассказу "Пестрая лента", но только потому, что на съемки она поехала вместе с мужем.

Их совместная жизнь началась в комнате общежития Малого театра. Соседями были одержимый мотоциклист, который держал своего стального коня прямо в комнате и без конца заводил, и дворничиха - опытная матерщинница. Но Маша со временем так увлеклась домоводством, что постоянно стремилась сменить или перестроить их жилище. Поэтому Соломины сменили несколько квартир. А потом Виталий Мефодьевич купил дачу - старую, 37-го года, с садом, зарослями малины, смородины и черемухи - похожую на чеховскую усадьбу.

Ему нравилось жить в окружении старых вещей, похожих на театральный реквизит. Он не участвовал в светской жизни, не ездил на фестивали. Главным было общение с близкими людьми - с семьей настоящей и семьей театральной. В Малом театре Соломин устраивал потрясающие праздники - с немыслимым меню, фейерверками, шутками. Именно эти моменты и вспоминаются сейчас, когда Виталия Мефодьевича уже нет.

Вот что рассказали нам люди, работавшие вместе с ним, создающие театр не на сцене, а за кулисами, там, где все актеры снимают маски:

"Он приглашал своих друзей, артистов, работников театра с семьями. Все собирались вместе, придумывали смешные номера. Соломин устраивал праздники с размахом. Один раз мы праздновали Новый год - с елкой, Дедом Морозом - в апреле, в конце сезона. А после своего юбилея Виталий Мефодьевич пришел к нам с корзиной цветов и пирожных. Мы были приятно удивлены - кто еще из режиссеров сделает подобное? Он расспрашивал нас о впечатлениях от этого вечера, его все искренне интересовало. В последнее время он заходил очень часто, пил чай, рассказывал о своих поездках, планах. При этом он всегда изображал тех, о ком говорил, в лицах. Как-то Виталий Мефодьевич рассказал, что видел во Франции мюзикл "Собор Парижской Богоматери". Он хотел поставить его в Малом театре и сам сыграть Квазимодо. Не успел..."

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно