Примерное время чтения: 6 минут
237

Сергей Никоненко: "Летом буду женить сына"

Народный артист России Сергей Никоненко на классический секс-символ не похож, зато чертовски обаятелен. Режиссеры его любят, поэтому он был всегда самым снимаемым актером. Редкая неделя в сетке телевидения обходится без фильмов с его участием. После картины "Классик" начинающие бильярдисты считают его непревзойденным гуру, а "Инспектор ГАИ" навеки сделал Никоненко своим человеком в родимой милиции. И уж тем более после работы в сериале "Каменская", где он сыграл начальника Насти Колобка - Гордеева, милиция держит его за своего. И хотя сегодня он - директор Есенинского центра, кинематограф в его жизни - главное.

- Сергей Петрович, вы всегда мечтали стать актером?

- Этот вопрос мне однажды во ВГИКе задал Аполлинарий Герасимов. Я ответил "Я очень хотел в детстве, чтобы моя фамилия огромными буквами была бы написана на заборе". Он хохотал, но мою искренность оценил. Как артист я впервые перед камерой встал в 60-м и снимался у Герасимова, Михалкова, Митты, Бондарчука, Кончаловского.

- Вас очень часто можно увидеть на экране при погонах и в форме. Собираетесь продолжить эту традицию?

- Я сыграл в кино около 140 ролей, но режиссеры часто видели меня в роли солдата - рядового и в окопе. Правда, однажды сыграл роль генерала. А потом пошел на повышение - играл полководца Михаила Фрунзе, маршала Ворошилова. А от роли в "Марше Турецкого" мне пришлось отказаться, потому что уж слишком герой был похож на те персонажи, которые я играл в сериале "Каменская". Закончил работу в сериале Александра Клименко "Игра в подкидного" - приключенческий жанр, перипетии бывших артистов эстрады. Мой герой - аккордеонист Коля Квач. А в новом проекте Натальи Бондарчук - "Одна любовь души моей", о Пушкине, - я играю дядьку великого поэта Никиту Козлова. Также играю в театральных антрепризах "Чапаев и Пустота", "Все проходит" (с Леной Прокловой). Сейчас снимаюсь в фильме у Астрахана "Репортаж из Тараскона" и у режиссера Юрия Кары - "Интересный мужчина". А на столе лежат еще сценариев девять...

- А самого себя играть приходилось?

- В фильме "Журналист". Там были роли, специально написанные моим учителем Герасимовым для меня и Гали Польских. Он заметил, что мы способны к импровизации. И в этом фильме мы играли самих себя. Великое дело, импровизация. Еще раз я осваивал ее в фильме Шукшина "Странные люди".

- А какая роль самая любимая?

- Образ Есенина в фильме "Пой песню, поэт" не покидает меня до сих пор. Глубинно погружаясь в мир есенинской поэзии, снимаясь в его родных местах, не влюбиться в этого человека было просто невозможно. Он прожил очень короткую жизнь, пролетел, как комета, озарил все вокруг - и погас. А его поэзия светит нам до сих пор. Увлечение Есениным привело меня к тому, что здесь, в этом доме и в этой квартире, в которой мы сейчас с вами разговариваем, я открыл Есенинский культурный центр. Три года назад здесь были руины, не было стула, на который можно было бы присесть. Тогда на кухне провались полы - место очень сырое. Сейчас в Центре около трехсот предметов, которые попали к нам разными путями. Все предметы - из того времени. А вот моя гордость - бокал Есенина. Он стоял у Айседоры Дункан, и Есенин не расставался с ним три года. Он возил его с собой повсюду и не хотел пить ни из чего другого. А у керосиновой лампы абсолютно мистическая история. Привезли ко мне на дачу песок для строительных работ. Я взял лопату, копнул - и наткнулся на что-то твердое. Вытаскиваю: ба, лампа! А вот теперь сравните: старая открытка, на ней - есенинский стол и... лампа. Точно такая же! Возможно, ее делали одни и те же руки.

- Сергей Петрович, вас трудно застать дома. А чему отдаете предпочтение, когда появляется свободная минутка?

- В детстве увлекался марками. Рядом с моим домом было Министерство иностранных дел. Я помогал дворнику убирать мостовую от снега, а он мне отдавал всю корреспонденцию. Я отрывал марки, отпаривал, распрямлял пинцетом. Сейчас, правда, уже ничего не осталось. Вот откуда пришел ко мне опыт коллекционирования. А так... люблю попеть, рисую, только времени мало.

- Один из ваших последних фильмов - "Классик" - получил признание публики...

- Мой герой Горский борется за справедливость в среде бильярдных бандитов. Я сам люблю бильярд, это моя любимая игра. История, рассказанная в фильме, произошла в 1978 году. Это была афера на 345 тысяч тогдашних рублей... Одного из наших консультантов мы до сих пор не можем найти - сбежал по своим делам. И хотя наш фильм близок к "Афере" с Робертом Редфордом, мне кажется, что у нас интереснее все закручено. Там морочат голову за деньги, а в нашем фильме - за совесть. За этот фильм, за лучшую мужскую роль, я получил приз на кинофестивале "Созвездие", который проходит в Твери. Этот приз почетен тем, что он - от своих коллег-актеров, а это дорогого стоит.

- Где вы познакомились со своей женой, она ведь тоже актриса?

- Да, актриса Екатерина Воронина. Познакомились во ВГИКе. Я долго за ней ухаживал. И должен вам сказать, что не сразу эта крепость сдалась мне на милость. Кстати, Катя мне очень помогает в самом главном деле моей жизни. Она официально является исполнительным директором Есенинского центра. Сын Никанор окончил Иняз. Летом у него свадьба.

- Что душу согревает в грустную минуту?

- Дело, которым я занимаюсь. Если бы я только знал, через что мне будет суждено пройти, через сколько инстанций, когда я задумал открыть Есенинский центр, я, может быть, и струхнул бы. Не думал, что будет так тяжело. Но, видимо, сыграла чисто кинематографическая привычка: начал сниматься - иди до конца. Как в марафоне... Но должен сказать, что забег у меня еще не кончился. А душу согревают великие люди - художники, поэты... Откроешь того же Есенина, Пушкина, прочтешь - и на душе становится светло.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно