Примерное время чтения: 5 минут
101

Анатомия репортера

ПРО Мамонтова (он же - Малыш, Большой, Слоненок, Маленький Гений, Аркадьич, Аркелло) однокурсники по журфаку МГУ хором сказали: "Аркадьич - он такой большой и добрый. Когда у него появлялись деньги, весело становилось в радиусе 1 км". Бывший преподаватель журфака просиял: "Мамонтов? Как же не помнить! Идет, значит, война в Приднестровье. По первому каналу корреспондент браво так говорит: "Репортеры ОРТ добрались до крайней точки кипения войны, за нашими спинами - неизведанное, туда не ступала нога журналиста..." Дают крупный план "неизведанного": зарево пожара, лес, мост, по которому эдак бодренько из этого самого "котла войны" движется-возвращается... легкоузнаваемая фигура нашего Аркаши с оператором!" Вахтерша на проходной ВГТРК мечтательно покраснела: "Аркадий? Нет, его не было. Я узнаю его по хлопку входной двери..." В общем, серьезный военный корреспондент РТР Мамонтов, как оказалось, обаятельнее Якубовича. Поэтому буквально с порога пришлось спросить:

- Вам хочется верить и кивать в ответ. Вы идеальный ведущий аналитическо-доверительной программы образца "Доренко - Киселев"! Зачем вам взрывы-катастрофы, если вы легко разбогатеете на карьере воскресного обозревателя?

- Похож на такого плюшевого мишку? Да не хочу я быть воскресным аналитиком! Знаете, мне было лет 10, когда я увидел документальный фильм про Уолтера Колтрайда. Этим репортером я восхищался безмерно. Он не чурался никакой работы, ему было много лет, а он передавал репортажи из Вьетнама. Как только в Москве начались первые митинги, я "полез внутрь" делать репортаж и понял: это - мое. Когда Новодворскую вяжут прямо в кадре, а ты снимаешь - это история, которая создается твоими руками!

Коррекция для глаз

- Чего вы нам не показываете?

- Мы - глаза. Как расскажем, например, о ситуации в Приморье, такая "картинка" у зрителя и сложится. Но коррекция существует, моя личная коррекция. Ну например. Во время первой чеченской войны в Моздоке мы попали в такую ситуацию. Один из русских командиров настолько испугался за своих солдат, которые самовольно ушли на территорию Чечни, что выстроил их и стал ругать матерными словами. Представляете, что он там кричал?! Казалось бы, вот идеальный разоблачительный сюжет о российском офицере-сатрапе. Мы это сняли, но не дали в эфир, потому что потом расспросили солдатиков, и оказалось, это с командиром впервые, сорвался человек! Другой момент. Я никогда не буду показывать кадры, которые распространяются по Грозному: как режут наших солдат. Когда я на НТВ делал фильм про наемников, я эти кадры просто не вставил в сюжет, потому что не имел на это права. Сложнее заставить додумать, гораздо проще показать в лоб: вот смотрите, солдату перерезают горло, вот смотрите, в голову попадает снаряд - и ошметки человека висят на кустах. Но ведь военные репортажи в России смотрят и дети тоже...

- Вы рассказали про "Курск" все "без коррекции"?

- Нет. Придет время, и если удастся получить необходимые подтверждения, мы удивим зрителей.

- Почему не сейчас?

- У меня сейчас нет доступа к информации. Лодку поднимут весной, и точно станет известно, что же все-таки произошло с "Курском".

Снял - свалил

- Военные корреспонденты привыкают к войне?

- Я всегда против, когда меня записывают в военные корреспонденты! Есть профессия - ре-пор-тер, что бы он ни делал или ни снимал. Просто я живу в России и отображаю то, что здесь происходит. Если "горячих точек" станет меньше, я только обрадуюсь! А журналисту привыкнуть к опасности невозможно. Я не больно-то смелый. Главное - быть спокойным и быстро соображать. Очень быстро. Снял - свалил, снял - свалил.

- У вас нет, как на СNN, специального отдела будущего по предвосхищению новостей?

- Вы видите мое лицо, но за мною же стоит огромный коллектив суперпрофессионалов! А главный отдел планирования новостей на РТР - Олег Добродеев. Это и его заслуга, что я попал на "Петр Великий". Мне повезло, что мой шеф умный и добрый. Это большая редкость.

- Кстати, злые люди говорят, что на РТР много государственных денег и поэтому репортеры вашей телекомпании имеют везде эксклюзив...

- Денег на РТР далеко не так много, как в других телекомпаниях. Нельзя получить мгновенно "экстренные командировочные", как на НТВ. Если у нас бухгалтерия перестанет быть главнее корреспондентов, мы сможем вырваться в лидеры по новостям уже через год.

У Мамонтова двое детей - двенадцатилетний сын Митя и пятилетняя Катя. Он дал интервью "АиФ", а на следующий день снова уехал в командировку. Ищите его на канале РТР.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно