52

Приморье. Замерзаю, но не сдаюсь!

КОГДА вечером, сидя в тепле и уюте, видишь по телевизору обледенелые стены и радиаторы центрального отопления в квартирах жителей Приморья, когда знаешь, что столбик термометра в Сибири опустился до минус 55 градусов, когда слышишь, что в каком-нибудь дальневосточном детском саду горячей воды не было уже три-четыре месяца, а электричество включают на два часа в сутки, когда в больнице погибают люди из-за того, что медики задолжали энергетикам, невольно в голову приходит мысль: "Да что же они там делают? Как так жить? Бежать! Когти рвать надо из этого постсоветского паноптикума!" Но не бегут, не уезжают, мучаются, мерзнут, дороги перекрывают, митингуют, но не уезжают. Точнее, уезжают, но не все, далеко не все. Почему? Что за чудаки-оптимисты такие?

"Чемодан денег" как воспоминание

КОНЕЧНО, есть совершенно очевидные причины того, почему люди, прожившие по 20-40 лет на Севере, в Сибири, на Дальнем Востоке, Чукотке, Камчатке, не покидают этих мест, несмотря на все издевательства чиновников и природы над ними. Первая - нет денег, чтобы уехать в более благополучные края. Давно канули в Лету времена, когда нефтяник, старатель, да и просто работающий на северах человек за восемь месяцев благодаря повышенным ставкам, льготам и надбавкам мог заработать чемодан рублей и три месяца в отпуске отрываться на югах или в какой-нибудь братской загранице. Сегодня средняя зарплата, скажем, в Магаданской области составляет чуть больше 5200 рублей, на Дальнем Востоке - 3329 рублей, а на Камчатке и вовсе 2447 рублей. Этих денег не хватит даже на билет на самолет.

Вторая очевидная причина "невыездности" северян и дальневосточников - некуда ехать. Далеко не у всех есть родственники на "материке", далеко не все сохранили за собой жилье (если, конечно, его имели) в родных пенатах, уезжая 30 лет назад на заработки. А разброс цен на жилье таков, что, продав где-нибудь в Хабаровске приличную квартиру, на вырученные деньги, допустим, в Москве можно купить разве что комнату в хрущевке.

Рыбалка лучше автомобиля

ИМЕННО две эти причины назвали основными жители Магаданской области, где в прошлом году региональное приложение к "Аргументам и фактам" "АиФ-Магадан" проводило соответствующий мониторинг. Но при этом треть опрошенных людей объясняла свое нежелание покидать суровые края тем, что им здесь просто очень нравится жить.

"Что тут может нравиться? - настаивали исследователи. - Климат суровый, жилье ветшает, со светом, водой перебои..." Но переубедить патриотов края, многие из которых живут в поселках, куда только вертолетом можно долететь, и которые по 5-7 лет не были в отпуске, не удалось. "Пока я могу работать и кормить семью, никуда не поеду". "Зима кончается, а весной и летом тут такая рыбалка, такая охота, вам и не снилось!" "Куда ехать? В деревню коров пасти? Чтобы все удобства на дворе, а мыться в бочке?" "Не хочу я жить в городе, машины нюхать. Тут у нас хоть все чистое, и грибы, и ягоды, и вода, а огород всегда прокормит". Вот наиболее типичные доводы людей в пользу своего выбора. Другими словами, напрашивается некий идиллический вывод о загадочной русской душе, которая комфортной жизни предпочитает суровые испытания с призом в конце в виде свежего воздуха и грибочков собственного посола.

Почти как на зоне

- ТОЧКА зрения этих людей указывает на их инертность,- считает доктор медицинских наук, психотерапевт Евгений Шапошников. - В каком-то смысле их можно назвать оптимистами, если понимать оптимизм как способность находить светлые моменты в самом мрачном. У таких людей сложились прочные стереотипы, привычки к месту проживания. Они сумели адаптироваться к тяжелым условиям жизни, нашли свои ниши. И те маленькие плюсики, которые они видят в окружающем мире, несут им определенную психологическую подпитку. И все же это инертность, связанная, по моему мнению, еще и со страхом адаптации к новым условиям в другом месте проживания. Мотивация эта достаточно сильна. Поведение таких людей сродни поведению многих заключенных, которые, отсидев в лагерях большие сроки, после выхода на свободу остаются жить неподалеку от зоны. Здесь все знакомое, налаженные связи, а к климату уже привык.

Вот и получается, что жители мегаполисов средней полосы или южных курортов, глядя на заиндевевших аборигенов Норильска, крутят пальцем у виска, а те и в ус себе не дуют, жгут в "буржуйке" мерзлый валежник и мечтают о классной рыбалке. А может быть, это инстинкт самосохранения? Ведь последние исследования ученых показали, что снижение температуры тела на 2-3 градуса продлевает жизнь в два раза. Правда, пока только у мышей.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно