99

Декабрьские вечера Нины Ананиашвили

26 декабря на сцене Театра оперетты в Москве "Постмодерн-театр" представляет мировую премьеру балета "Грин" в постановке знаменитого Стэнтона Уэлша на музыку Вивальди. Главную партию будет танцевать блистательная Нина АНАНИАШВИЛИ. Все свое время прославленная балерина сегодня посвящает подготовке к премьере, утром занимаясь в репетиционном зале, а днем решая массу деловых вопросов. И только вечерами она позволяет себе отдохнуть и поговорить...

...о приятном

- Нина, а почему балет будет идти не на сцене Большого театра?

- Первоначально планировалось, что Уэлш поставит балет на музыку Бартока именно в Большом. Но после того, как в театре сменилось руководство, все предстоящие премьеры, в том числе и балетные, были отменены. Отказываться от услуг Стэнтона Уэлша, одного из самых популярных молодых хореографов мира, которого мы уговаривали поработать с нами почти год, было обидно. И мы предложили ему осуществить постановку вне Большого театра. Так и родилась идея балета "Грин" на музыку Вивальди.

- На сколько у вас заключен контракт с Большим?

- До июня 2001 года.

- Если контракт не перезаключат и вам придется уйти, это будет трагедией?

- Трагедией это не будет. Но, конечно, я буду переживать. Большой - это мой дом.

...о грустном

- Вы как-то сказали, что в этом году было много разочарований в людях. Как вы относитесь к тем, кто вас предал?

- От тех, кто перестает меня понимать, я отстраняюсь. Если они не хотят быть моими друзьями, зачем настаивать? Я к ним испытываю только чувство жалости. Но все равно желаю добра и всего наилучшего.

- Вы уже общались с Юрием Григоровичем? Говорят, вы выразили желание станцевать в его "Лебедином озере", к работе над которым он уже приступил.

- Кто распускает подобные слухи? С Юрием Николаевичем я не разговаривала и вопрос о моем участии в "Лебедином"... не поднимался. Потому что все знают, что я этот спектакль танцевать не буду по очень многим причинам, главная из которых то, что в списке балетмейстеров-репетиторов демонстративно отсутствуют Р. С. Стручкова и Н. Б. Фадеечев. Если есть "Лебединое озеро", которое эти выдающиеся педагоги не должны репетировать, значит, я не должна оное танцевать.

- Вам обидно?

- Совершенно нет. Я поняла, что сплетни - удел тех, кто на большее неспособен. Знаете, мне становится жалко таких людей. Ведь они всех меряют по своей мерке. И это обидно.

- Вы уже подумываете о пенсии?

- То, что неизбежно придет время, когда надо будет уйти, я знаю. Но о том, когда это случится, каждый день не думаю. У меня есть работа, расписание на предстоящие четыре года, постоянный контракт с Американским балетным театром. Слава богу, есть семья, муж, и я не исключаю, что в один из дней вдруг перестану заниматься балетом вообще и посвящу себя чему-нибудь другому. Чему? Да всему, чему угодно, кроме высшей математики. Я не боюсь никакой работы.

- В роли драматической актрисы не хотите себя попробовать?

- Очень хотела. Но всегда понимала, что это совсем другая профессия, которой надо учиться, как балету. А вообще, я обожаю театр с самого детства, еще с Тбилиси. Мне повезло, что и мой муж оказался заядлым театралом. Когда он за мной ухаживал, мы почти каждый день ходили в театр. Благодаря Грише я пересмотрела все лучшие спектакли Москвы, видела все постановки Эфроса, Любимова, Гончарова, Анатолия Васильева.

Когда я пять лет назад получила травму колена и девять месяцев не танцевала, все свободное время проводила в Театре на Таганке. Меня пригласил туда Юрий Петрович Любимов, предложив сыграть роль Медеи. От роли я отказалась, но попросила разрешения присутствовать на репетициях. Выучила Еврипида и каждый день приходила в театр как на работу. В день премьеры я, наверное, волновалась даже больше самих артистов. Кстати, когда я была совсем маленькой, то снималась в кино. Моим кинопапой был сам Кахи Кавсадзе.

...о самом главном

- О вас говорят как о человеке, для которого главное - работа. Это действительно так?

- Вовсе нет. Хотя раньше я, возможно, и относилась к людям, у которых на первом плане работа. А изменил меня как раз тот период, когда я получила травму. Врач знаменитой американской клиники, делавший мне операцию, оказался хорошим психологом: "Нина, не волнуйся, после операции все будет еще лучше". И знаете, он оказался прав. Все дело в наших мыслях - ты перестраиваешься и начинаешь по-иному оценивать происходящее. Когда муж первый раз после операции вывез меня на кресле-каталке на прогулку, смысл жизни открылся мне совсем с другой стороны. Я поняла, какой вокруг прекрасный мир и какое это счастье - быть здоровым. А все остальное - это ерунда на постном масле.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно