Примерное время чтения: 5 минут
116

Новый год как символ новой жизни

МЫ ЖИВЕМ очень-очень плохо. Есть нечего, надеть нечего. Кругом зима, трубы полопались. Нам голодно, холодно и одиноко. Дальше господам из Парижского клуба и МВФ лучше не читать.

ШВЕДСКИЙ господин Леннарт Дальгрен, директор компании ИКЕА в России (огромный супермаркет в Москве: мебель и прочие 1000 хозмелочей для дома), был в шоке. За предновогодние дни его магазин по продажам достиг расчетного уровня 2005 года. "Нам объясняли, что в России нет среднего класса и низкая зарплата, - рассказывал потрясенный Дальгрен соотечественникам, - но в нашем магазине всегда много людей и они много покупают. В русских семьях больше денег, чем думают".

Вы скажете: это Москва. Ничего подобного. Точнее сказать, подобного - масса. В Архангельске под праздник люди не могли попасть в самый дорогой супермаркет города: стояли очереди. В Калуге с полок ювелирных магазинов пропало золото. В Екатеринбурге желающих провести праздники за границей оказалось больше, чем путевок. И это при том, что новогодние зарубежные туры были на 15-20% дороже обычных. А новогодние "турне" по средней полосе России - в три раза дороже! И все равно путевок было не достать.

По предварительным данным, россияне потратили на этот праздник 50 млрд. рублей - каждая семья примерно по 800 - 1000 руб. Ведь как готовились: к Новому году страна купила 3 млн. елок, за праздничным столом выпила 9 млн. литров шампанского, почти столько же водки и 6 млн. литров вина. Поглотила около 90 тыс. тонн салата "оливье". Среднестатистический ребенок в эту ночь съел 5 конфет (на целых полконфеты больше, чем в день рождения!). И Дедов Морозов в одной только Москве было больше 6 млн.: 3 млн. игрушечных, 3 млн. шоколадных и 6,5 тыс. живых.

Черный день или светлое будущее

ГОСКОМСТАТ утверждает, что за прошлый год доходы россиян (с учетом инфляции) увеличились почти на 8%. А сбережения (тоже с учетом инфляции) выросли почти на треть! А без учета инфляции - в номинальном выражении - в полтора раза.

Директор Всероссийского института уровня жизни Вячеслав Бобков сравнивает среднего россиянина со средним американцем и недоумевает. На жизнь мы тратим примерно одинаково - по 80% своих доходов. А вот откладывать наши умудряются в 3 раза больше: в Америке - по 3-4% зарплаты в месяц, а у нас - 11-13% (имеются в виду и банки, и валюта, и "чулки").

Быстрее всего сбережения растут отнюдь не в богатой Москве. Столица как раз отстает даже от среднестатистического уровня. Больше всего в банки вкладывает "нищее" Нечерноземье: Брянская, Владимирская, Ивановская, Калужская, Рязанская области, где треть семей живет ниже всякого уровня жизни. Еще Кировская область, Республика Адыгея, Чувашия и Марий Эл, где официальные доходы втрое ниже среднероссийских. А лидер знаете кто? Чукотка. Там умудряются только в сбербанке каждый месяц сберегать по 10-11% заработанного - в 5 раз больше, чем по стране.

Социологи, правда, спорят, на что мы копим: на светлое будущее или на черный день. Кто говорит, что сбережения - это страховка от чрезвычайных ситуаций. Чем тяжелее жизнь, тем люди больше экономят, покупают дешевые товары, но откладывать все равно откладывают.

Другие утверждают, что сбережения - это все-таки "лишние" деньги. Действительно, в последнее время мы стали меньше тратить на товары. Зато - больше на услуги. При прочих равных условиях, чем больше люди пользуются услугами, тем лучше живут.

Утрите слезы с глаз

НАКАНУНЕ Нового года Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос. Соотечественников попросили ответить, как, по их мнению, живет их собственная семья и как - страна. Ответы получились парадоксальные, как русская душа. Собственное материальное положение большинство оценило как "хорошее" или, на худой конец, "среднее". А вот положение России то же самое большинство назвало "плохим" и "очень плохим". Выходит, все вместе мы живем отвратительно. Но каждый в отдельности по-своему хорошо.

"Когда люди отвечают на вопрос, как живет их семья, - комментирует специалист ВЦИОМ Олег Савельев, - они говорят о том, что сами видят, что хорошо знают. А когда о России - о том, что им кажется, что они видят по телевизору, или что им рассказывали".

Может быть, мы сами себя обманываем, господа? И жизнь наша, даже в целом, совсем не так плоха?

В прошлом году в России появилась новая традиция - встречать Новый год на улице. В нынешний миллениум Москва пила шампанское под стенами Кремля. В Курске на главной площади несколько дней продолжалось шоу. В центре Тулы жарили шашлыки и танцевали под разрывы петард. Томск, несмотря на 50-градусный мороз, украсили иллюминацией. Губернатор распорядился, чтобы всякая фирма и всякое учреждение завели у себя перед фасадом елочку. Сначала народ сопротивлялся, а потом вошли в такой раж, развернули целое соревнование...

Новый год из домашнего праздника превращается в массовый. Вспомните: еще несколько лет назад массой мы ходили только под танки или на митинги. А теперь выходим на улицу, чтобы вместе радоваться. Значит, радости стало столько - есть чем поделиться с другими.

31 декабря 2000 года даже президент обратился к народу не из парадного кремлевского зала, а с заснеженной московской площади. Наступили новые времена.

Нас могут упрекнуть: почему мы рассказали только о семьях, где все благополучно? Конечно, мы помним и о тысячах бесприютных беженцев, и о замерзающем Приморье, и о людях, которые в новогоднюю ночь оказались погребенными под развалинами собственных домов. Мы не забываем о тех, кому плохо. Просто ужасно хочется верить, что новые времена повернут наконец к лучшему.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно