Примерное время чтения: 5 минут
462

"Остерегайтесь Жукова, это растущий Наполеон"

Окончание. Начало в N 26 АиФ

СУЩЕСТВУЕТ такой исторический анекдот: после окончания визита Жукова в Югославию и Албанию (октябрь 1957 года) в аэропорту его встречал маршал Конев. Жуков уже догадался, что его собираются снимать с поста министра обороны, и лишь поинтересовался, кого поставят на его место.

- Говорят, Малиновского, - ответил Конев.

- Ну слава богу, - вздохнул Жуков. - Я боялся - Фурцеву...

Прямо из аэропорта Жуков был вызван на заседание Президиума ЦК.

"Мы еще с тобой поработаем"

"...ЗАТЕМ Хрущев сказал: "За время вашего отсутствия Президиум ЦК провел партполитактив Министерства обороны. По этому вопросу доложит Суслов" (член Президиума ЦК КПСС, секретарь ЦК. - Прим. публ.).

Суслов начал с того, что "на партактиве установлено, что министр обороны маршал Жуков в своей деятельности проводит неправильную политическую линию, игнорируя политических работников, игнорируя Главное политическое управление, а политработников считает бездельниками. Маршал Жуков груб во взаимоотношениях с подчиненными и поощряет тех, кто прославляет его как выдающегося полководца..."

Затем выступил Брежнев. Он наговорил, что было и чего никогда не было.

Затем выступил Хрущев. Он сказал: "Есть мнение освободить товарища Жукова от должности министра обороны и вместо него назначить маршала Малиновского. Есть также предложение послезавтра провести пленум ЦК, где рассмотреть деятельность товарища Жукова". Предложение было, конечно, принято единогласно.

Вся эта история против меня, подготовленная как-то по-воровски, для меня была полной неожиданностью. Обстановка осложнилась тем, что в это время я болел гриппом. Я не мог быстро собраться с мыслями, хотя и не в первый раз мне пришлось столкнуться с подобными подвохами. Однако я почувствовал, что Хрущев, Брежнев, Микоян, Суслов и Кириченко решили удалить меня из Президиума как слишком непокорного и опасного политического конкурента, освободиться от того, у кого Хрущев остался в долгу в период борьбы с антипартийной группой Маленкова - Молотова...

Возвратясь на квартиру с Президиума ЦК, я решил позвонить Хрущеву... Я спросил: "Никита Сергеевич! Я не понимаю, что произошло за мое отсутствие, если так срочно меня освободили от должности министра и тут же ставится вопрос обо мне на специально созванном Пленуме ЦК?" Хрущев молчал. Я продолжал: "Перед моим отъездом в Югославию и Албанию со стороны Президиума ЦК ко мне не было никаких претензий, и вдруг целая куча претензий. В чем дело? Я не понимаю, почему так со мною решено поступить?"

Хрущев ответил сухо: "Ну вот будешь на пленуме, там все и узнаешь..."

Я сказал: "Я считаю, что наши прежние дружеские отношения дают мне право спросить лично у вас о причинах столь недружелюбного ко мне отношения".

Хрущев: "Не волнуйся, мы еще с тобой поработаем"...

"Сговор был налицо"

28-29 ОКТЯБРЯ 1957 г. пленум ЦК КПСС принял постановление по "делу Жукова". Маршала обвинили в попытках вывода Вооруженных сил из-под партийного контроля, сосредоточении в своих руках необъятной власти с целью установления диктатуры, авантюризме во внешней политике, создании в армии своего культа личности. Вот что писал о пленуме сам Жуков:

"Из партийных и советских работников на пленуме почти никто не выступал, но зато выступили единым фронтом большинство маршалов, которые при мне занимали должности заместителей министра обороны, и начальник Главного политического управления Желтов.

Чувствовалось, что они были заранее подготовлены к тому, чтобы всячески принизить и очернить мою деятельность. Особенно в этом направлении старались Малиновский, Соколовский, Еременко, Бирюзов, Конев и Горшков (высокопоставленные военные, маршалы и адмиралы СССР. - Прим. публ.). После их выступления сговор был налицо...

Хрущев выступил на пленуме последним. Он сказал: "Когда мы были с Булганиным на Дальнем Востоке (в октябре 1954 г. - Прим. публ.), после посещения войск нас пригласил к себе на обед командующий дальневосточными войсками маршал Малиновский.

За обедом Малиновский сказал: "Остерегайтесь Жукова, это растущий Наполеон. Если надо - он не остановится ни перед чем". Я тогда не обратил внимания на слова Малиновского, но мне потом об этих словах и их смысле много раз напоминал Н. А. Булганин".

Вот, оказывается, с каких пор Малиновский занялся провокацией и подкопом против меня, а я и не подозревал этого за Малиновским...

В ходе пленума ЦК я понял, что вопрос обо мне уже решен в Президиуме окончательно, а потому и не счел нужным как-то оправдываться, зная, что из этого ничего не выйдет.

На пленуме меня вывели из состава Президиума и членов ЦК партии. Постановление пленума обо мне объявили через неделю, приурочив к сообщению о запуске ракеты на орбиту вокруг Земли..."

Отношения Георгия Константиновича с властью всегда были сложными. В 30-е годы он чудом не был репрессирован. В 1941 году Сталин снял Жукова с должности начальника Генштаба. В 1946 году с поста главкома Сухопутных войск его отправили командовать заштатным Одесским, а затем Уральским военным округом. Однако "хрущевская" опала стала для Жукова самой болезненной. Она разлучила его с армией, без которой жизнь казалась немыслимой. Полководец, выигравший много сражений, потерпел сокрушительное поражение в битве с советской бюрократией.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно