Примерное время чтения: 5 минут
203

Победившая смерть

"МНЕ надоели твое вечно кислое настроение и болячки. Пришло время расстаться", - коротко сказал он. Она слушала, опустив голову. Он уходил из их общей жизни. Навсегда.

В ЭТОТ день судьбе было угодно уничтожить ее до конца. Утром врач объявила ей: "Ваша опухоль настолько велика, что ни о каком материнстве речи уже быть не может. Надо удалять все. Все! Вы поняли меня?"

Раньше ей казалось: если он уйдет, жизнь потеряет всякий смысл. Разве сможет она полюбить кого-то еще, прикасаться, целовать, желать от него детей? "Если с ним что-то произойдет плохое, - думала она, - я просто высохну, как осенний лист, а потом рассыплюсь в прах..."

Эксперимент

"ЕСЛИ природа сделала меня женщиной, значит, она будет бороться за меня. А почему с опухолью нельзя зачать и родить ребенка?" - оправившись от шока, стала размышлять Майя.

Врача, который бы смог ответить ей на этот вопрос, не нашлось нигде. Но в Институте акушерства и гинекологии рассказали о необычном эксперименте, который ставят хирурги на... коровах. У коров, оказывается, тоже бывает рак матки. Профессор Института хирургии А. Вишневский удалял животным опухоль и не сшивал края огромной раны, а накладывал на кровоточащую дыру сеточку из тонких тефлоновых нитей. Через несколько месяцев сквозь нити прорастала здоровая мышечная ткань. В результате такой "штопки" функции органа восстанавливались и несколько "безнадежно больных" коров после лечения родили абсолютно здоровых телят.

Шел 1965 год. Эксперименты по восстановлению организма собственными силами только начинались. В ближайшие годы Вишневский мечтал провести такие операции сначала на сосудах, потом "на каком-нибудь - по его собственному выражению - безобидном для жизни органе".

Майе стоило неимоверных усилий уговорить профессора поставить следующий эксперимент на... ней.

Профессор злился, отказывал, не отвечал на телефонные звонки. Но чувствовал: отчаяние и настойчивость этой женщины равны по силе.

- Что вам может рассказать корова? Ничего! А я смогу проследить свои внутренние ощущения, я расскажу о них! Неужели вам это неинтересно? - кричала она в спину уходящему прочь профессору.

- Меня посадят! Вы этого хотите? - не оборачиваясь, кричал он.

- Я напишу вам любую расписку! Что хотите. Не отнимайте у меня надежду...

Операция прошла успешно. Через год Майя родила девочку, здоровую и желанную. Акушерки считали ее старородящей (таким дурацким словом клеймят до сих пор тех, кто решил родить после 25). А Майе было уже 33.

Но разве имеют значение чьи-то слова, шушуканье соседей, материальные трудности, когда женщина игнорирует приговор судьбы и идет себе дальше, счастливо улыбаясь, держа в руках крикливый сверток с самым дорогим на свете существом.

Приговор

КАЗАЛОСЬ, Майя перехитрила судьбу: вернула отобранное здоровье и стала матерью.

Рождение ребенка заставило ее взяться за поиск дополнительного заработка. Крутилась как могла. Она будто торопилась жить, с жадностью и азартом возвращая дни, отобранные болезнями, и вдруг...

- У вас огромная опухоль. Надо оперировать немедленно!

- Это рак?

- Ну... - замялся доктор.

Те же ошарашивающие слова. Страх. Отчаяние. Нежелание верить, что это опять случилось с тобой. Только Майе было уже 47. И спасителя, доктора Вишневского, в живых уже не было.

Новая операция закончилась для Майи трагично. После перенесенного лечения встать больная не смогла даже через несколько месяцев. На руках и ногах лопались сосуды, образовывающиеся тромбы грозили оборвать жизнь в любую минуту. Боль разрывала тело. Знакомые с ужасом узнавали в безобразно располневшей женщине изящную, легкую Майю.

Лежа в постели, она до головокружения читала медицинские справочники. Ей казалось, что если найдешь источник боли - первопричину болезни, то ее можно уничтожить. Как врага. Как мерзкую гадину. Только бы избавиться от боли...

Домашние самоотверженно ухаживали за ней. Дочери шел тринадцатый год.

- Как она будет жить без меня? - думала Майя, понимая, что медленно умирает. Болезнь обезобразила ее, превратила в старуху.

Совет Леонардо

В ЧЕРЕДЕ книг Майя натолкнулась на фразу, приписываемую историками Леонардо да Винчи: "Всякое препятствие надо преодолевать упорством".

- Болезнь - это тоже препятствие. Упорство - ежедневные усилия, может быть, даже монотонные, крошечные шажки, ведущие к цели. А что, собственно, сделала я для достижения цели сегодня? Надо возненавидеть свою болезнь. И отщипывать от нее каждый день по кусочку. Каждый день! - решила она.

Однажды подруга принесла самиздатовский перевод английской брошюрки "Рак излечим". 28 страниц, напечатанных на прозрачной папиросной бумаге, рассказывали об общественном движении в Японии, получившем в середине XIX века название "Натуральная гигиена". Смысл его был прост. Человеку дается в дар природой уникальный организм, сложный, умный, рассчитанный на долгую жизнь. Но мы невежественны, летим по судьбе, не зная правил, не понимая законов движения. Правил этих немного: вегетарианское питание, специальная гимнастика, водные процедуры, голодание, очищение организма, оптимистический настрой.

Чего, казалось бы, в этом неизвестного? Революционного? Почти ничего. Но Майя почувствовала - эта система ее спасет.

Неукротимая энергия жизни помогла Майе убить болезнь. Она вырастила дочь, дождалась внуков.

Зачем мы рассказали вам об этой женщине? Для того чтобы те, кто оказался у последней черты, наедине с болезнью, знали, что границы человеческих сил безмерны, нужно только сильно захотеть и упорно идти к своей цели.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно