88

Президенты утонули в каспийской проблеме

НА ПРОШЛОЙ неделе лидеры пяти прикаспийских государств в Ашхабаде впервые сели за стол переговоров. Они обсуждали принципы раздела Каспия и хотели подписать итоговую декларацию саммита. Но ожидание сенсации едва не обернулось скандалом.

КРАСНОРЕЧИВЕЕ всего о цене вопроса, который предстояло обсудить президентам России, Туркменистана, Азербайджана, Ирана и Казахстана, свидетельствовал сам Ашхабад. Немыслимое количество золота и мрамора в его архитектуре, сотни играющих огнями фонтанов - все построено на газовые и нефтяные дары моря. 10 лет Иран и бывшие советские республики решают проблему, возникшую с распадом СССР: как поделить Каспий, в водах которого скрываются миллиарды долларов?

Когда президенты съезжались во дворец "Рухыет", еще теплилась слабая надежда на то, что они сумеют найти хотя бы предварительный ответ на этот вопрос. С. Ниязов радушно раскрыл объятия навстречу В. Путину. Г. Алиев, неуверенно ступавший по белому мрамору, прилетел, несмотря на проблемы со здоровьем. Но как только все уселись за переговорный стол, разговор пошел настолько жестко, что показалось - все они сейчас переругаются и хлопнут дверью. В. Путин еще пытался придать переговорам позитивный настрой: "Мы должны развязать каспийский узел". Прибегал к ценимым на Востоке почти поэтическим образам: "Нас пятеро, а Каспий как был один, так и остается", - и предлагал разделить морское дно ("вода остается общей") по принципу так называемой серединной линии, который поддерживает и Казахстан. Но как только очередь дошла до иранского лидера, по залу пробежало нервное напряжение. М. Хатами сказал как отрезал: не трогайте наш 20%-ный сектор и разбирайтесь между собой. М. Хатами не удержался и от выпада в сторону Г. Алиева, фактически обвинив Азербайджан в попытках захватить спорный с Ираном каспийский сектор. Г. Алиев парировал, что не намерен прекращать работы в районах, которые другие считают своими. Упирал на то, что западные нефтяные компании уже вложили свои миллионы долларов в азербайджанские шельфы.

У Туркменистана тоже есть спорные территории с Азербайджаном. С. Ниязов возмутился: "Пока не определены ни прибрежная, ни серединная линия, нельзя захватывать территорию", - и он сжал пальцы, на одном из которых красовался перстень с множеством бриллиантов, обрамляющих крупный черный камень. "Это обязательно приведет к конфликтам, к войне. Вы не знаете, чем это заканчивается?" - Туркменбаши направил на Г. Алиева перст с другой переливающейся бриллиантовой россыпью. Но азербайджанский лидер сидел с каменным лицом, и лишь сошедшиеся у переносицы брови выдавали бурю его внутренних эмоций. "За Каспием пахнет кровью", - с накалом в голосе произнес С. Ниязов, посверкивая под электрическим светом бриллиантовой булавкой на галстуке и "пылью" драгоценностей на лацкане пиджака. Было ощущение, что даже огромная статуя Туркменбаши с распростертыми к солнцу руками на площади по соседству, вращающаяся вслед за светилом, не сможет пробиться сквозь тучи, сгустившиеся над Ашхабадом.

Но вскоре один из чиновников, задействованных в переговорах, поспешил успокоить журналистов: президенты договариваются о документе по Каспию, в котором будут "некоторые конкретные детали".

Однако на следующий день стало понятно: Каспий по-прежнему остается морем раздоров и подписывать нечего. Г-н Алиев уперся в "сложившуюся практику", которая закрепила бы за Баку спорные нефтяные месторождения. Тегеран и Ашхабад взбунтовались. М. Хатами продолжал настаивать на соблюдении советско-иранских договоренностей о прежних границах. В. Путину не удалось уговорить своих коллег принять даже декларацию о намерениях - настолько жестким оказался клинч, в который они вошли. Позднее российский президент назовет их слабыми переговорщиками.

Правда, Туркменбаши, который обвинял в срыве документа "некоторых" своих коллег, судя по всему, и не думал ничего подписывать. На своей утренней пресс-конференции он признался, что еще раньше Туркменистан подготовил обращение по Каспию в Международный суд и ООН. Остальные лидеры всегда были против вовлечения в этот спор других стран. США и Европа не скрывают интереса к этому региону.

В общем, из Ашхабада лидеры вряд ли уезжали довольными. Пожизненный президент Туркмении провожал их кортежи добрым взглядом с сотен портретов, которыми увешаны улицы города. Впрочем, сам С. Ниязов намекнул, что верить этим взглядам не стоит. "Многие эти портреты на меня не похожи", - признался он на пресс-конференции.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно