Примерное время чтения: 5 минут
118

Экскурсия по "заШНУРованному Ленинграду"

ПОКА пуританская западная общественность яростно борется с глубоко аморальным, по их мнению, дуэтом "Тату", российские власти с неменьшим энтузиазмом взялись за хулиганскую группу "Ленинград". Как только питерские матерщинники из маленьких клубов стали прорываться на большие площадки, столичные начальники незамедлительно отреагировали распоряжениями о запрете стадионных концертов группы в Москве. Инициативу мэрии Лужкова с энтузиазмом подхватили власти Подмосковья, Уфы и Оренбурга, где также планировались выступления скандальной команды. Столь откровенная блокада "Ленинграда" лишь подогревает и без того уже немалый ажиотаж вокруг группы и ее лидера Сергея Шнурова.

"Исторические места"

ПРОЕХАТЬСЯ по "Ленинграду" вдоль и поперек без зазрения совести мешает только одно - лидер группы Шнур (он же Сергей Шнуров). Несмотря на то что группа состоит аж из десяти человек, только этот уголовного вида тип сочиняет для команды музыку, пишет тексты, мочится в зал, силится изобразить пение и игру на гитаре, не имея при этом музыкального образования (в отличие от остальных "ленинградцев"), зато имея наглость орать в своих песнях: "Мы играем оху...но!"

Прежде чем вечно небритую голову Шнурова посетила светлая мысль сколотить группу с названием родного города, он успел поработать грузчиком, сторожем в детском саду, стекольщиком, кузнецом, столяром, дизайнером и заместителем промоушн-директора одной радиостанции.

Появление в 1997 году "Ленинграда" и их дебютного альбома "Пуля" особой истерии в культурной среде не вызвало. Ну играют ребята чего-то, матом ругаются - мало ли их таких (порнографическая "Красная плесень", Егор Летов, Гарик Сукачев, "Сектор Газа" опять же и др.). Однако уже через год группа начала активно набирать обороты, причем при полном отсутствии продюсера, директора, серьезных капиталовложений. 30-летний Шнур и сейчас всячески открещивается от своей принадлежности к сфере шоу-бизнеса и наличия у него продуманного имиджа. Заявления типа "Я такой, какой есть!" - звучат из его уст так же смешно, как если бы подобное сказанул Мэрилин Мэнсон, с которым Шнурова сравнил журналист газеты "Таймс". "Такой, какой он есть" - Шнур играет в кино убийц (естественно, без грима), не забывает побольше материться, давая многочисленные интервью, однако вымарывает мат из своих потенциальных хитов, чтобы можно было на них клипец снять и в телевизор запихнуть.

"Музыкальные районы"

НЕСМОТРЯ на то что один из своих последних альбомов группа самокритично назвала "Маде ин Жопа", с технической стороной музыкального материала дела обстоят у нее не так уж и плохо. Профессиональные, грамотные аранжировки, энергетика - все это у "Ленинграда" есть. Впечатление смазывают явная ограниченность музыкального вкуса и то, что все музыканты группы играют одинаково громко.

По большому счету, алкогольно-эротические тексты песен (а других у "Ленинграда" практически нет) - не более чем провокация и эпатаж, за которыми многим поклонникам уж очень хочется видеть целое философское течение. Может быть, эта искомая философия зарыта в строчках "Батарея, батарея, полюби меня скорее!" или в том, когда подвыпивший Шнур орет в припеве "Бейте в ладоши, суки!" - и довольная публика послушно аплодирует? А Шнуров еще подливает масла в огонь и заявляет журналистам, что "Ленинград" - это полная ерунда. Будучи неплохим пиарщиком с опытом работы, Шнур жмет примерно на те же рычаги шоу-биза, что и продюсер скандальных "татушек". Другое дело, его "Ленинград" - явление, имеющее сугубо российскую специфику. Проще говоря, продукт для потребления внутри страны, как, например, Земфира, с которой у Шнурова недавно закрутился "творческий роман".

"Местная публика"

ОСМАТРИВАЯ "достопримечательности" "Ленинграда", нельзя пропустить его публику. Удивительно, но команда разгильдяев, возводящая в культ алкоголизм, пофигизм и кретинизм, пользуется одинаковой любовью у сексуально озабоченных подростков и библиотечных барышень, слегка трезвых колхозников и эстетствующих интеллектуалов - словом, у тех, кто скрывается за понятием "народ".

Не исключено, что полуцензурные опусы Шнура - это и есть сфокусированное отражение современной России, традиционно пьющей и матерящейся, страдающей безработицей и похмельем. Сам Шнур не без пафоса объясняет свою популярность точным попаданием в резонанс тому, что происходит у русского человека внутри. Герой песен "Ленинграда" жалуется на то, что подыхает на работе, честно признается в отсутствии денег и собственных мыслей, компенсируемых непроходящей эрекцией, мечтает поехать на дачу, чтобы беспрестанно пить там пиво-водку, трахать баб (это еще мягкий пересказ шнуровских песен) и жрать селедку. У него своеобразное отношение к любви: "... я еб...сь с ними со всеми, но без тебя пи...ец". Герой легко узнаваем - таких немало. Это и не плохо, и не хорошо, это просто реальное положение дел. "Ленинград" всего-навсего добросовестно выполняет существующий социальный заказ, и, по-русски говоря, хрен с ним. Запрещать матерные шоу Шнура так же бессмысленно и глупо, как пытаться заставить народ изъясняться исключительно посредством высокой лексики. Пребывание "Ленинграда" в статусе экзотического запретного плода лишь возбуждает аппетит слушателей, не подозревающих, что столь желаемый ими "фрукт" - не более чем обыкновенная картошка, пусть даже хорошо приготовленная.

Анекдот в тему

В следующий раз на конкурс "Евровидение" Россия собирается послать группу "Ленинград", чтобы наконец послать "Евровидение" куда подальше.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно