197

Кого опустить в урну?

ПОМНИТЕ выборы советских времен? Агитаторы-комсомольцы, "безальтернативные" лица вождей, блок "коммунистов и беспартийных"... И наконец, сам день выборов - "праздник советской демократии": "выброс" ширпотреба, буфеты на участках, бутерброды с заветной осетринкой и жигулевское пиво. Итог: 99,7% проголосовавших "за".

С ТЕХ ПОР на выборах многое изменилось. Вместо одной партии - больше двадцати; в кандидатах вместо передовых рабочих - сытые олигархи; вместо одной программы "построения социализма" - десятки: от "всех осчастливим" до "всех в "Матросскую Тишину".

Но, пожалуй, главное отличие - это беспокойство устроителей: а сколько людей придет к урнам? Вот власть и пытается создать настроение праздника. Актеры "подтанцовывают" политикам. Вместо красно-белых транспарантов "Все - на выборы!" - шоу с участием популярных артистов. Вместо скучных встреч с избирателями - теледебаты с элементами политического стриптиза и мордобоя.

"Виртуальное счастье"

ОДНАКО, несмотря на развлекаловку, опросы общественного мнения фиксируют нарастание безразличия к выборам. Или, как говорят социологи, - "политического аутизма". Малоэффективным, судя по всему, окажется и взбивание "патриотического теста". Специалисты по социальной психологии говорят, что "бедные обнаруживают меньше патриотизма, чем обеспеченные".

Причины нарастающего "аутизма" лежат, в сущности, на поверхности. Партии и лидеры обещают "виртуальное счастье": "великую Россию", "сильную и справедливую партию". А люди живут в реальном мире, где перемены к лучшему едва заметны.

Но дело не только в бедности. "В России существует вековая традиция бедности, и россиянин привык довольствоваться малым, - говорит начальник управления переписи и демографической статистики Госкомстата Ирина Збарская. - Людей угнетает не сама бедность, а ощущение безысходности и вопиющий разрыв в доходах между "новыми бедными" и "новыми богатыми". В Европе - в 5-6 раз. В России - в 50-60 раз.

Хуже всего ощущают себя бедные семьи, где есть дети. 45% семей с детьми имеют доход ниже прожиточного минимума. А это значит, что эти дети хуже питаются, чаще болеют, учатся в плохих школах и имеют мало шансов поступить в институт. Отсюда и страх, что они не смогут вырваться из порочного круга бедности.

"Негативные ожидания"

СОЦИОЛОГИ трактуют это как "негативные ожидания". В период с 1992-го до дефолта 1998 года в людях жила надежда на "чудо рынка". Сейчас этот резерв стабильности почти исчерпан. Если в ближайшие годы рыночная экономика не продемонстрирует эффективность в глазах рядового потребителя, настроение общества будет ухудшаться.

Если до последнего времени недовольство громко высказывали прежде всего "новые бедные", то после дела "ЮКОСа" и призывов к пересмотру итогов приватизации забеспокоился и средний класс. Причем в этой среде все громче звучит политическая составляющая критики. Власть обвиняют в неспособности обеспечить независимый суд, снизить криминализацию бизнеса и коррупцию, "укоротить" милицейский и чиновничий беспредел. Настораживает и то, как "спелись" власти и силовые структуры, терпимость к политическому экстремизму ("скинхеды", русские фашисты, "нацболы").

Что после?

ИТОГИ предстоящих выборов в Государственную думу вполне предсказуемы. Сработает остаточная инерция доверия, пропагандистский ресурс. Но надо отдавать себе отчет и в том, что доверие к новому изданию "партии власти" держится на доверии к президенту В. Путину. Очень скоро народ переведет разговор в конкретную сферу: почем хлеб, сколько стоит квартира, почему дорожают лекарства, как обеспечить старость. Ведь не случайно в обиход входит новая редакция советского анекдота: "Вы делаете вид, что заботитесь о нас, а мы делаем вид, что вас любим".

До недавнего времени протестные настроения выражались в ностальгии по "советскому образу жизни" и в конечном счете подпитывали рейтинг КПРФ. Сегодня, "отдавшись Березовскому", КПРФ утрачивает кредит доверия. Значительная часть ее электората может оказаться на время бесхозной. Куда она качнется?

Социологи отмечают, что серьезные резервы роста имеются у партии, которая сделает ставку на средний класс. Сегодня к нему можно отнести лишь 7-8% активного населения. При сохранении нынешних темпов экономического роста к 2013 году эта доля возрастет до 20-25%. Выразителем их интересов станет партия, которая при сохранении базовых принципов рыночной экономики четко обозначит свою социал-демократическую ориентацию. Но без кисло-сладкой "яблочной" аморфности.

Просматриваются и менее оптимистические тенденции.

Половина населения вот уже более 10 лет живет в бедности. По словам директора научных программ Независимого института социальной политики (НИСП) Лилии Овчаровой, "после 8-10 лет пребывания в бедности людей уже не интересуют ни партии, ни выборы, ни политика. Это состояние социальной деградации". Единственная партия, которая может вовлечь их в политический водоворот, - это "партия простых решений". С известными лозунгами "отобрать и поделить", "богатых за решетку", "кавказцев - на Кавказ". С нарастанием социального неравенства "протестный электорат" становится более агрессивным.

Раньше его "окармливала" КПРФ. Завтра он может качнуться и в сторону национал-социализма и национал-патриотизма. Часть может прихватить ЛДПР. Хотя и у КПРФ, несмотря на утрату "командных высот", сохраняется шанс вписаться в историю новой России. Если ее идеологи, конечно, обновят свои "мавзолейные" ценности. Но для этого, видимо, нужны новые лидеры.

А вот звездный час правой, "олигархической" партии, которая при всей своей малочисленности в последнее десятилетие фактически прописывала рецепты в политике и экономике, похоже, отдаляется. Даже если СПС преодолеет 5%-ный барьер, перспективы ее партийного роста просматриваются весьма туманно, когда в России вместо "назначенных олигархов" возникнет реальный класс крупной буржуазии. Правда, и в случае неудачи правые, благодаря финансовому ресурсу, смогут эффективно воздействовать на политику, особенно на ее экономическую составляющую. В качестве лоббистской структуры.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно