354

По прозвищу Скорпион

НЕ В ПЕРВЫЙ раз она провожала дорогого сердцу мужчину на войну. Ее муж, генерал-лейтенант Виктор Соломатин, в свое время, будучи еще полковником, служил в Афганистане. Тогда отца в дорогу собирали вместе с маленькой Аленой и семилетним Сашкой, который успел положить в карман его шинели пластмассовый самолетик: "Пап, если что, ты прилетай на нем домой". Самолетик этот цел до сих пор. А Сашки уже четыре года как нет.

ВИКТОР Александрович и Елена Николаевна живут в спальном районе Москвы в не по-генеральски скромной квартире. На стенах - фотографии родных и, конечно же, Героя России лейтенанта Александра Соломатина. В этой уникальной семье, похоже, все были военными. Прапрадед в 1877 году брал Шипку; один прадед участвовал в Русско-японской войне, другой - воевал в Первую мировую. Конечно, Саша о другой профессии и не мечтал. Еще в школе чертил планы операций Великой Отечественной, а потом поступил в Общевойсковое командное училище в Санкт-Петербурге. Мог ли кто-нибудь тогда предположить, что каждый четвертый его однокурсник, выпускник 1998 года, погибнет в Чечне?

О том, что сын едет в Чечню, Соломатины узнали буквально в последний момент. Штаб округа отбирал командиров мотострелковых взводов, построили сотню офицеров. Кто готов? Большинство промолчало, Александр вызвался сам.

"Что мы могли сделать? - этот вопрос генерал задает себе до сих пор. - Если бы я вмешался, он бы не простил. А ведь его сыну Вите тогда еще года не было, у жены - серьезное заболевание, мы с матерью - пенсионеры".

8 против 600

В ШКОЛЕ восьмиклассник Саша Соломатин вел дневник - удивительный. Виктор Александрович достает тонкую тетрадку и читает вслух, еле сдерживая слезы: "Я глубоко убежден, что русский народ - избранный Богом, самый добрый, честный и вместе с тем самый сильный, храбрый, мужественный. В мире нет больше народа, который так бы любил свою Родину, и я клянусь, что умру за свою великую Родину, не задумываясь и не сожалея ни о чем". Дальше читать генерал не может - голос не слушается.

"Сашка стрелял потрясающе, - отец не скрывает своей гордости. - Уже в училище его личным оружием был пулемет. Чеченцы звали его Скорпионом. Его прадед ударом кулака в лоб однажды убил быка. А Санька - два метра ростом. Силища! В рукопашном бою ему равных не было. Поэтому он никогда не верил, что погибнет. Считал, что нет такой пули, чтобы его достала".

Такой пули и не нашлось. Из Чечни Саша успел прислать родителям и жене Маше несколько писем. "...У меня все хорошо. Командир батальона выдвинул меня на должность командира роты. Обещал, что примерно через два года стану зам. комбата, а потом пойду в академию в Москву".

Когда в 245-м полку погибла разведрота, лейтенанта Соломатина назначили командиром небольшой разведгруппы - 7 человек, все контрактники, самому младшему 29 лет. А Саше было всего 22.

1 декабря 1999 года в районе села Первомайское группа обнаружила засаду на пути движения полка - около 600 боевиков. Саша доложил об этом командиру, полк начал готовиться к бою, но бандиты неожиданно атаковали. Ситуация складывалась очень тяжелая, и тогда группа Соломатина получила приказ: "Отвести огонь на себя". Их было всего 8, и они приняли бой.

Саша понимал, что долго продержаться им не удастся. Кто-то крикнул ему, что ранили замкомандира полка, надо было помочь вынести его из-под огня. Внезапно замолк пулемет - пулеметчик скорчился от боли. "Всем отходить, выносите раненых. Я прикрою!" - скомандовал Соломатин. Он видел, как второй пулеметчик потащил на себе раненого напарника. Все идет нормально, он тоже незаметно уйдет, надо продержаться еще чуть-чуть.

"Группа осталась жива, - продолжает тяжелый рассказ Виктор Александрович. - А Саша... Он, может, и вышел бы, но потерял руку. Ему орали "Сдавайся!", а он продолжал стрелять. Когда боевики решили взять его живым, он встал во весь рост, пошел на них, не выпуская из руки пулемета, а потом дотянулся до гранаты и взорвал себя вместе с бандитами".

Тело лейтенанта Соломатина смогли забрать только утром - всю ночь шел бой. Маленькая разведгруппа спасла полк. За это Саша заплатил своей жизнью. Так бывает иногда - один за всех. Тот пулеметчик, который тащил на себе раненого друга, тоже погиб, а его товарищ выжил. Потом, в больнице, он никак не мог понять: почему он? Кто определил такую цену его жизни? И рассказывал, что его пулемет так раскалился во время этого боя, что, даже остыв потом, навсегда остался красным. Как кровь.

"Отечество - всегда одно"

"ИНОГДА спрашивают: за что люди умирают в Чечне? Вроде бы ни за что, - размышляет Сашин отец. - Раньше так говорили: "За веру, царя и Отечество". А офицеры добавляли: "Вера - она бог с ней, царь - он хрен с ним, а Отечество - всегда одно". История показывает, что самая гуманная война - самая жестокая. Та, которая не позволяет расползаться этой заразе. Задача должна быть решена беспощадно и в короткий срок. Американцы в Ираке использовали всю свою технику, а мы воюем штык на штык: 18-летний солдат против 40-летнего бывалого бандита. Какой у меня был сын! Но он погиб, как и многие другие. Разве они не достойны, чтобы их вспоминали? Разве они не отдали самое дорогое? Но попросите кого-нибудь назвать имя хоть одного Героя России, получившего это звание за службу в Чечне... Идет война, но газеты не описывают подвиги наших солдат, народ не встречает их, не радуется их победам. Разве может жить страна, смеяться, ходить на концерты, когда лейтенант, без руки продолжая стрелять, умирает на поле брани? Мои предки создали это государство, а я - столбовой дворянин, нищий генерал - погубил сына своего, которому все отдал..."

"Когда я пишу эти строки, моя душа разрывается от обиды и горечи за свою Родину. И клянусь, я сделаю все, чтобы моя Родина вновь стала величайшей в мире державой, чтобы русская нация воспряла и стала достойна своих героических предков", - это строчки из Сашиного дневника, так и оставшегося незаконченным. И вот еще: "Все остается людям. Прекрасные слова. Ничего нельзя взять с собой туда. Надо оставить свой след в жизни. Оглянись назад: что ты сделал для людей, Родины, земли? Будут ли помнить тебя? Вот ради чего надо жить".

Родители Саши на свои деньги заказали таблички, которые висят сейчас на улице Героя России Соломатина в подмосковном городе Видное-4. Добились того, чтобы московскую школу N1103, которую закончил их сын, назвали его именем. Чтобы организовать в ней музей, продали машину. И радуются, что за это время дети в Сашиной школе стали совсем другие. Неравнодушные.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно