Примерное время чтения: 7 минут
132

Место под солнцем (22.06.2004)

ДУША рвется на юг. Хочется соленого бриза, помидоров "бычье сердце", шоколадного загара и бескрайнего Черного моря. Увы, не всем суждено это увидеть. По грустной статистике, количество курортников за последние 10 лет сократилось в 10 раз. Как оно живет, море? И кто там теперь хозяин? Наш корреспондент отправился на побережье Краснодарского края.

СОЧИ, Туапсе, Анапа, Геленджик... Черноморский берег "расхватали" 1200 хозяев: санатории, пансионаты - все теперь сплошь ООО, ТОО, в лучшем случае ЗАО.

Огромный кусок - ведомственные здравницы - хозяйство Минздрава, Минобороны, МВД, профсоюзов... В 1992 году все советское профсоюзное богатство приватизировала ФНПР. С тех пор они не вкладывали туда ни копейки, но регулярно требовали дивидендов. Пансионат на 300 мест должен был пересылать в Москву по несколько миллионов рублей в год.

Мы с Тамарой Говорковой, директором профсоюзного пансионата "Ольгинка", сидим рядом с каменной девушкой над пересохшим бассейном. "Я днем и ночью считаю, - говорит Тамара. - Где денег взять? Предыдущий директор, чтобы отремонтировать корпус к сезону, свой дом закладывал. Я тогда думала - вот дурак. А сейчас я решаю - не заложить ли дочкину квартиру?" Директор - не хозяин пансионата. Вот заложит Тамара квартиру, а что придет в голову собственнику - один Бог ведает. На земле "Ольгинки" ржавеет бетонный остов недостроенного корпуса. Сейчас вроде бы хозяева решили его продавать, оценили в 37 млн. рублей. Только этих денег ни Тамара, ни "Ольгинка" наверняка не увидят.

А ну-ка, отними!

АДМИНИСТРАЦИЯ края, конечно, заинтересована, чтобы в здравницу пришел нормальный хозяин. Но как отнять недвижимость у нерадивых собственников?

Сердце Сочи "Мацеста" - место, с которого курорт начинался, - сегодня стоит в развалинах. Администрация пыталась найти, кто бы вложил туда деньги. Однако, пока ФНПР держит контрольный пакет, ни государство, ни частник деньги вкладывать не хотят.

"На колоссальной территории - 15 га у моря - стоят пять старинных корпусов с удобствами на улице. Вкладывать в них собственник не собирается, - рассуждает В. Беломестнов, руководитель департамента комплексного развития курортов и туризма Краснодарского края. - А когда мы к нему обращаемся, просим - продай, ведь придет нормальный хозяин, он цену заламывает неимоверную. Что ж ты тогда не работаешь, если это столько стоит? Что ж ты налог на имущество платишь с 2 млн. рублей, если продаешь его за 5 млн. долларов? Не понимает, что продает не сотки, а строения. Земля-то у всех государственная!"

Да, правда, земля пока государственная. И все-таки торгуются в Краснодарском крае не за жалкие строеньица, а именно за землю, за место под солнцем.

Пионерлагерь "Кубань" последние часы принадлежит крайпотребсоюзу. Только я уеду, явится некая московская фирма, которой потребсоюз продал не то всю "Кубань", не то пол-"Кубани". Директор Альберт Текнеджан молчит как партизан - новые хозяева обещали сохранить за ним место.

Мы бродим по старым корпусам. До прошлого года сюда привозили детей из бедных семей по соцстраховским путевкам. Деньги соцстрах давал несерьезные - 300 руб. в день на ребенка (в среднем путевка стоит рублей 800). "Эх, двухъярусные коечки, - печально думаю я. - Придут московские дяди, снесут тут все до основания, построят элитный пансионат, и путевочка будет стоить уже не 300 рэ и даже не 800". По данным Счетной палаты, за 10 лет количество детских лагерей сократилось вдвое.

Тихий передел собственности на море идет уже давно. А с принятием нового Земельного кодекса интерес заметно оживился.

"Несколько лет назад у нас начали появляться московские компании, - рассказывает Елена Фурсова, замруководителя департамента развития курортов Краснодарского края. - Например, приехали ребята с закатанными рукавами - государственное предприятие "ВПК-Инвест" - якобы со специальными полномочиями от Минимущества: вернуть здравницы в госсобственность в связи с их неправильной приватизацией. Цели на первый взгляд самые благие, однако проходит год - и эти самые здравницы опять приватизируют. Я понимаю, когда здравница лежит на боку, но они-то выбирали те, где дела идут хорошо!"

Закон джунглей - спрос рождает предложение. Сейчас вроде бы и Минздрав, и профсоюзы начинают потихоньку банкротить свои "дохлые" АО и подыскивать для них нового хозяина. Вопрос - кого и на каких условиях? Есть на берегу зарезервированные участки, на которых никто ничего не строит. В свое время они были переданы инвестору за обещание вложить туда деньги. Оказалось, что денег у того нет. Теперь отнять участок - целая проблема.

Сотня здравниц на берегу принадлежит другим государствам - Украине, Беларуси, Узбекистану. Три года шла тяжба из-за профсоюзного санатория "Малая бухта" (Анапа) с молдавским хлопчатобумажным объединением. 10 лет назад они получили акции в обмен на обещания вложить 100 млн. рублей. Так и не вложили, однако вывести из состава учредителей их не удалось. Дело дошло до стрельбы и раненых. Самое удивительное, что на побережье молдавские акционеры так и не появились. Их акции переданы в управление анапской предпринимательнице, за которой, говорят, стоит директор одного из местных банков. Сегодня такая здравница стоит миллионы долларов, а новые хозяева заполучили ее через манипуляции с акциями.

Бывает, что споры разрешаются вполне цивилизованным путем. Например, пансионат "Ласточка", до недавнего времени принадлежащий "ЮКОСу", сейчас покупает ФСБ.

Как в Греции

РУССКАЯ экономика, как и русская душа, - загадка. Почему голые, выжженные Турция, Кипр, Греция только благодаря морю и существуют, а у нас это сложная наука выживания?

Константин Евтушенко, директор санатория "Орбита", считает, что главная беда - наше короткое северное лето. Те же немцы толкутся в Турции круглый год, а у нас здравница пустует по 8 месяцев в году. Раньше длинными зимними вечерами их поддерживал соцстрах, раздавая льготные путевки. Теперь, чтобы заполнить пансионат зимой, "Орбита" принимает у себя семинары. Юлия Фирсова, гендиректор пансионата "Югра", убеждена: все дело в том, что в Турции - дешевые кредиты. И менеджмент в России оставляет желать лучшего. Директора привыкли, чтобы за ними бегали. А теперь приходится самим находить покупателей для путевок.

Однако в администрации края верят, что выход есть. "Конечно, в старых корпусах ничего не сделаешь - надо строить заново, - грезит В. Беломестнов. - Однако в мире все уже налажено: есть проекты гостиниц, есть крупные управляющие компании - "Хилтон", "Рэдиссон", "Хайят". Мы им предложим: "Хотите управлять нашими гостиницами?" Они скажут: "Постройте отель вот по этому проекту". Тогда мы будем искать, кто согласится такую гостиницу построить. Гостиница - это же очень выгодное вложение! - продолжает Беломестнов. - Побережье-то не резиновое. Только у нас бизнес избалованный. Он привык, чтобы проект окупался за 3-4 года, а гостинице нужно лет 10".

Дальше он рассказывает, как на берегу строят аквапарки, частные музеи, казачьи деревни для туристов - борщ, хаты-мазанки. И даже сафари-парк: звери гуляют на свободе, а народ смотрит на них с фуникулера. Я слушаю его, и мне хочется приехать сюда на отдых. В конце концов это же все мое, родное: шашлыки, каберне Тамани, надписи на русском языке. И мне все равно - кто тут собственник: Минздрав или черт с рогами. Лишь бы хорошо отдохнуть!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно