Примерное время чтения: 4 минуты
78

А мир не узнает правды о Ходорковском

"РОССИЯ - страна, признанная Страсбургским судом государством, в котором власть использует суд в решении политических и экономических вопросов. И маленький зал заседаний, где будут судить г-на Ходорковского, - пример тому, что с правдой в этом деле не все в порядке" - примерно так заявил канадский адвокат Роберт Амстердам облепившим его журналистам. Вместе с группой иностранных адвокатов он прибыл на первое судебное заседание по объединенному делу совладельцев нефтяной компании "ЮКОС" М. Ходорковского и П. Лебедева.

"Свободу МБХ" отклонили

К НАЧАЛУ заседания у здания суда собралась толпа примерно из 50 пишущих и снимающих российских и иностранных репортеров, около 15 адвокатов подсудимых, родители М. Ходорковского и брат П. Лебедева, их деловой партнер В. Шахновский. Отдельной стайкой стояли около двух десятков студентов столичных вузов в красных футболках с надписью "Свободу МБХ". Кто-то сообщил журналистам, что заседание пройдет в зале побольше, чем предыдущие, и счастливчикам достанутся несколько мест внутри. Пресса оживилась и двинула в узкий коридор здания, но ее встретила стена из десятка спецназовцев. Грубо выхватив несколько счастливчиков, остальных охрана оттолкала к выходу.

А в это время в зале на отгороженной решеткой скамье подсудимых о чем-то тихо разговаривали П. Лебедев и М. Ходорковский - они не виделись целый год. Первый попивал кефир (из-за болезни он вынужден соблюдать диету) и рассматривал переданный ему адвокатами альбом с фотографиями детей (своего родившегося год назад четвертого ребенка П. Лебедев почти не видел). Второй листал УПК.

Заседание могло бы закончиться буквально через час - из-за болезни отсутствовал главный адвокат М. Ходорковского Г. Падва. Но защита сначала одного подсудимого, а потом другого подала ходатайство на изменение меры пресечения. После долгих речей адвокатов слово дали подсудимым. Платон Лебедев возмущался тем, что в СИЗО ему не оказывают необходимую при его нескольких хронических болезнях медпомощь. Упоминал о детях, которых он, как отец, не может защищать от произвола окружающих. Михаил Ходорковский напомнил, что из 5 млрд. долларов "юкосовских" денег, арестованных в швейцарских банках, нет ни одной его личной копейки. Значит, обвинение по его поводу не всегда корректно, и поэтому его можно было бы содержать под домашним арестом. "Тем более что живу я в отдельно стоящем доме", - пытался убедить он суд. Но судьи остались при своем.

Никакой политики

"ЭТО было так трогательно - слушать доводы защиты и самих заключенных об их освобождении из-под ареста", - сказал поздно вечером журналистам в созданном специально для освещения процесса пресс-центре Роберт Амстердам. И выразил удовлетворение, что процесс стал не таким закрытым. "Пусть суд и не вынесет правильного решения, но весь мир узнает о тех фактах, которые в цивилизованном мире не стали бы даже причиной судебного разбирательства", - сказал он.

"Мы будем осторожны в оценке суда, - подхватил "эстафету" известный российский адвокат Юрий Шмидт. - Михаил Борисович лично обращался ко мне с просьбой поменьше говорить о политической мотивированности этого дела". Но потом не выдержал и добавил: "У власти изначально не было намерения арестовывать Ходорковского. Арестом Лебедева ему "намекнули", чтобы он отправился туда, где сейчас Гусинский и Березовский. Но Михаил Борисович оказался принципиальным человеком, уверенным в своей правоте. Остался в стране и попал за решетку". Напомним, что обоих подсудимых обвиняют в мошенничестве, неуплате налогов - всего по 7 статьям УК. Как сообщили адвокаты, процесс затянется минимум на 4 месяца: только обвинение намерено вызвать в суд почти полторы сотни свидетелей.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно