Примерное время чтения: 7 минут
88

Кабаева и Чащина на пенсию не собираются

НА "ПРЯМУЮ ЛИНИЮ" в "АиФ" заслуженный тренер РФ Ирина ВИНЕР, олимпийские чемпионки Ирина ЧАЩИНА и Елена МУРЗИНА приехали с часовым опозданием прямо из столичной мэрии, где поздравляли олимпийцев. Рискуя опоздать на самолет, они отвечали на звонки. А читатели упорно дозванивались, чтобы поздравить своих любимиц.

Примы на заказ

В. Е ф р е м о в, Уссурийск:

- Когда уйдут Кабаева и Чащина, кто займет пьедестал? Есть ли уверенность, что он останется российским?

Ирина Винер: Может, будет российский, может - казахский. Поживем - увидим. Никогда не делаю прогнозов. Но мы казахов сами воспитали так, чтобы они могли соревноваться с Россией. Мы вынуждены сами готовить себе соперников. Но потенциал у нас огромный: подрастают великолепные девочки.

С. У т е х и н, Тверская обл.:

- Сильно переживаете за своих девочек на соревнованиях?

И. В.: - Безумно! Как член техкома международной федерации не имею права даже подойти к ним перед выступлением, подбодрить. Так, на чемпионате мира, когда Алина уже выходила на ковер, я смогла только передать ей коротенькую записку: "Люблю. Целую. Убью!"

А. Б а г и р о в, Иркутск:

- В пухленькой пятилетней девочке трудно рассмотреть будущую приму гимнастики. По каким критериям отбираете детей?

И. В.: - Мы их у Господа заказываем.

- Знаете какие-то особые слова?

И. В.: - Честно просим. Не за шкуру свою, а ради общей победы. Потому что спорт - это единственная война, которая заканчивается мирным путем.

Один из критериев - это глаза. Они должны искриться любовью даже тогда, когда девочка просто подошла взять автограф. Например, про Лену Мурзину говорили, что она еле ходит. А я в нее поверила: такая красавица не может быть колбасой или рыбой. Но сначала надо было научить этого ребенка улыбаться. Когда мама - прокурор, дома особо не поулыбаешься. Лена часами сидела перед зеркалом, губы растягивала. Зато на Олимпиаде не просто бродила по площадке, а спасала предмет, который могла потерять. В результате - "золото" наше.

Г. П о л я к о в а, Германия:

- В последнее время много скандалов, связанных с субъективным судейством. Что делать с этим?

И. В.: - Слушать аплодисменты. Я всегда детям говорю: не смотрите на оценки, а слушайте аплодисменты в зале. Если вам поставили высокую оценку и никто вам не хлопает, значит, вы - никто. А если вам поставили маленькую оценку, а в зале овация, значит, вы - чемпион.

С. К о л е с н и к о в а, Люберцы:

- Профессиональный спорт приносит детям больше вреда или пользы? Часто же амбиции родителей губят здоровье детей.

И. В.: - Профессиональный спорт при правильной постановке дела полезен на 300%. Во-первых, дисциплина необходима в школе и в жизни. У меня тоже есть сын. И я его активно приобщала к спорту. Сначала он занимался плаванием, потом теннисом, но без особой охоты. А потом начал бегать на средние и длинные дистанции. Очень тяжелый вид спорта - по 30 км в день. Но там тренер оказался умным человеком и отличным специалистом, который смог увлечь ребенка. Эти изматывающие тренировки в итоге сделали моего сына сильным и состоятельным в жизни человеком. Поэтому всеми силами стремиться воспитать ребенка человеком мужественным, умеющим преодолеть себя, - это нормальные мотивы умных родителей. И еще неизвестно, где больше травм: в математике, когда ребенок целый день проводит за компьютером, на занятиях виолончелью, где он все время сидит, расставив ноги, или в спорте.

За "серебро" не обидно

Э. О г а н е с о в, Новгородская обл.:

- Ира, не обидно, что олимпийское "золото" было так близко, но досталось не вам? Или это такая командная тактика, что Чащина должна быть второй?

Ирина Чащина: - Как любит повторять Ирина Александровна Винер: не жалей о том, что было, не гадай о том, что будет, а цени то, что есть. Я довольна своим "серебром". Никакой командной тактики в этом нет. Кто на этот раз оказался лучше, тот и первый. Зал был замечательный, но тренеры предсказывали: кто сделает ленту, тот станет чемпионкой. Так и вышло. Кондиционеры работали на полную катушку. Бросаешь ленту - а она улетает. В какой-то момент мне меньше повезло.

И. Л ы к о в, Саратов:

- Если перестанете выступать, чем займетесь?

И. Ч.: - А почему вы так торопитесь нас спровадить на пенсию? У нас еще не все силы исчерпаны. Этот сезон пройду до конца. Впереди этапы Гран-при, Кубок мира. Может, дотяну до следующего чемпионата Европы, который состоится в Москве в 2005 г. Правда, следующая Олимпиада уж точно пройдет без меня. Грядут изменения в правилах, к которым нам будет сложнее приспособиться, чем молодым. В Пекине буду присутствовать разве что на трибунах. Планирую закончить академию физкультуры в родном Омске. Мечтаю открыть собственный фитнес-клуб в Москве, но пока не знаю, как это сделать. В первую очередь надо самой поддерживать форму. Обычно после окончания карьеры гимнастки "расползаются", т. к. начинают есть все, что раньше не разрешали. Хорошо бы сделать шоу. Почему фигуристы, закончив спортивную карьеру, создают свои труппы, а в художественной гимнастике такого пока нет?

Р. Ш а м а н с к а я, Тверь:

- История с дисквалификацией из-за допинга уже в прошлом или до сих пор аукается?

И. Ч.: - Мы теперь дуем на холодную воду. Не принимаем никаких биодобавок и витаминов. Только в чистом виде фрукты, овощи, икра, только свежая пища. Но от этого скандала можно было сойти с ума. Поначалу я не знала, что делать, куда деваться. Многое поняла за это время. Например, что жизнь больше, чем спорт, что испытания могут сделать человека сильнее или убить его. Стала легче ко всему относиться и выступать стала иначе. Раньше выходила и механически исполняла технические элементы. А теперь пришли эмоции. Могу три ночи после выступления не спать, в уме прокручиваю.

Л. К у н и н а, Ставрополь:

- Интересно, если западные спортсменки так же не щадят себя, то почему в художественной гимнастике они среди отстающих?

И. Ч.: - Вы удивитесь, но для иностранных гимнасток лозунг Ирины Александровны "Не жрать!" звучит дико. В Америке гимнастка может во время тренировки сесть и слопать гамбургер и запить колой. Если тренер сделает ей замечание - подаст на него в суд. И ни одну лишнюю минуту, не оговоренную контрактом, там тренироваться никто не будет. А мы, когда разучиваем упражнения, на часы особенно-то не поглядываем. Если быть рабом своих желаний, в т. ч. в еде, в большом спорте делать нечего.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно