Примерное время чтения: 6 минут
307

Николай Ковалев. О голове Николая II и других секретах спецслужб

ОН хранил молчание больше года. Не появлялся на публике, избегал светских тусовок. На просьбы об интервью отвечал коротко: "Не время". И только на днях согласился ответить на вопросы "АиФ". Наш собеседник - генерал армии Николай КОВАЛЕВ, бывший директор ФСБ, а ныне заместитель генерального директора зеленоградского концерна "Научный центр" .

Что украли чекисты?

- Борис Березовский на пресс-конференции назвал вас предателем Родины.

- Любопытно было это услышать от "самого большого патриота" России...

- Вы намерены подать в суд?

- Однажды я уже выиграл у него процесс. Сейчас он болен, а с больными я не сужусь.

- Борис Абрамович не скрывает, что за Елену Масюк была заплачена сумма с шестью нулями... Значит, эти деньги могли пойти на приобретение взрывчатки, в том числе и для Москвы?

- Вполне.

- В начале 90-х годов Россия стала страной, по которой буквально толпами бродят иностранцы.

В ряде случаев они взяли под контроль стратегические производства. Надеюсь, сегодня этот процесс закончился?

- Не совсем. И тому есть две причины. Первая - мы являемся обладателями огромных сырьевых, интеллектуальных и людских ресурсов. Но отсутствие реальных средств не позволяет нам реконструировать производство, внедрить новые технологии, потому мы заинтересованы в инвестициях. В том числе и зарубежных. Однако процесс не так прост. Мы часто сталкивались с тем, что договоры о таких инвестициях в конечном счете заканчивались ничем. Мы вынуждены были закрывать производство, а продукцию закупать на Западе, нередко худшего качества. Таким образом, государство обеспечивало занятость рабочим за рубежом и лишало работы своих собственных людей. Это антигуманно и антинародно... Сейчас ситуация понемногу меняется. Во всяком случае еще при правительстве Примакова, а затем Степашина наметился рост промышленного производства. Небольшой, но рост.

Что касается второго аспекта, скажу прямо - ФСБ стояла за строжайший контроль в сфере приоритетных отраслей. Увы, не все удавалось. С 1991 года был фактически разрушен контрразведывательный режим, а попросту система мер, позволявшая жестко держать под контролем многие сферы, в том числе и криминальные...

- Вы занимались проблемой утечки капиталов за границу. По каким схемам она происходит?

- Схема простая: создание многочисленных фирм, многозвенный перевод через них средств с окончательным перечислением в оффшорные зоны и последующая обналичка.

- Правда ли, что ФСБ запретили заниматься этой проблемой?

- Неправда. Но если вас интересует, почему деньги не возвращены назад, должен сказать, что проблема - в различиях национальных законодательств. Иногда для того, чтобы выявить незаконность перечисления денег за рубеж, нам надо получить данные о счетах. Но за рубежом нам говорят - докажите, что деньги к нам переведены незаконно, и мы дадим вам такие данные. Заколдованный круг. И тем не менее работа велась и ведется.

- Раньше чекисты отчитывались добытыми сведениями в области науки и техники. А что за эти годы украли чекисты?

- Во-первых, не украли, а добыли, а во-вторых, так бы я вам и сказал...

Какие секреты знает Ельцин?

- Располагает ли ФСБ данными, какой заграничной недвижимостью владеет семья президента?

- ФСБ не имеет права работать по президенту. Как, впрочем, и по депутатам Госдумы, членам

Совета Федерации.

- Значит, вы не можете подтвердить тот факт, что Зюганов имеет 10 вилл за рубежом?

- Не могу.

- Правда ли, что у Юмашева есть так называемая американская грин-карта и счета в заграничных банках?

- Про грин-карту в период моей работы в ФСБ сведений не было. Что касается счетов... Важен не сам счет и его наличие в зарубежном банке, а законность или незаконность получения средств для перечисления туда. Мы такими материалами в отношении Юмашева не располагали.

- Он тоже входил в касту неприкасаемых?

- В известной степени.

- Правда ли, что 10 из самых известных нынешних политиков были агентами вашего ведомства?

- Без комментариев. Что касается иных контактов, то мы имеем их практически со всеми, с кем нам надо. Это же нормальный процесс взаимоотношения органов исполнительной и законодательной власти.

- Вы много знаете. Есть ли у публичных политиков тайные пороки?

- Есть. Они что, не люди? Но их пороки никогда не были предметом интереса органов ФСБ, если они не противоречат закону.

- Когда назначают нового премьера, то уходящему в отставку оставляют охрану на том основании, что он знает некие высшие государственные секреты. Что входит в их перечень?

- Четкого перечня нет. Но многие материалы, передаваемые "по наследству", носят весьма конфиденциальный характер. Вспомните историю с пактом Молотова - Риббентропа или документами расстрела польских офицеров в Катыни. Они лежали в сейфе Горбачева. Каждому документу - свое время, свой гриф.

- Стало известно, что в сейфе, принадлежавшем Ленину, а затем перешедшем по наследству КГБ, в трехлитровой банке хранилась заспиртованная голова Николая II.

- Нелепость.

- А что из такого рода предметов может храниться в особой комнате ФСБ?

- Кое-что есть. В частности, личные вещи Гитлера, Гиммлера и других вождей рейха. Даже челюсти фюрера, по которым его труп и был опознан.

- А что касается НЛО, пришельцев?

- Нас больше интересовали земные "пришельцы". НЛО мы не занимались. Слишком далека эта проблема от тематики ФСБ. Кроме того, слишком дорогая.

Кто застрелит Басаева?

- Вернемся к делам земным. Как долго, по вашим сведениям, будут продолжаться взрывы жилых домов в России?

- Увы, ничего утешительного сказать не могу. Слишком запущен процесс. И не только хасавюртовские соглашения тому виной. Беда нашего бытия в том, что слишком непоследовательны мы в своих действиях. По принципу: "Иди ко мне - стоять на месте". Знаете, чего больше всего боялись офицеры во время боев в Дагестане? Они боялись, что в один прекрасный момент появится какой-нибудь Рак или Щука и скажет: "Прекратить!" Нет предсказуемости в действиях руководства, нет уверенности в действиях подчиненных. Что касается дальнейшего развития событий, могу сказать одно - на своей границе войны не кончают. Если бы мы в 1945-м остановились на границе Польши, то до наших дней боролись бы с фашизмом.

- Неужели у российских спецслужб нет "коммандос", которые способны были бы уничтожить лидеров боевиков?

- "Коммандос" есть, команды, то есть приказа нет. Подобные акции теоретически могут быть проведены по заочному приговору суда.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно