Примерное время чтения: 8 минут
113

В. Матвиенко: "Петербург - северный Гонконг"

ПОТРЯСЕНИЯ на головы российских губернаторов сваливаются с завидным постоянством. Правительство отобрало у региональных глав и полномочия, и налоги, а тут еще грянула реформа системы государственной власти. На прошлой неделе мэр Москвы Ю. Лужков адресовал правительству "пару ласковых". Он сказал, что губернаторы становятся номинальными фигурами. Посмотреть на проблемы губернаторов и на их возможности мы попросили Валентину МАТВИЕНКО. Об этом и о многом другом она рассказала в интервью главному редактору "АиФ" Николаю ЗЯТЬКОВУ.

Назначенным - полномочия

- ВАЛЕНТИНА Ивановна, так правда ли, что федеральный центр "взял на себя слишком много" и "сковал губернаторов по рукам и ногам"?

- Я не могу сказать, что кто-то сковывает мою инициативу или не дает решать проблемы города. Мы самостоятельно распоряжаемся своим бюджетом, сами решаем, как его тратить. Хотя в процессе "монетизации льгот" регионы лишают возможности, например, помогать своим управлениям внутренних дел. У нас городской бюджет выделяет на это 2,4 млрд. рублей. Если милиционер в Петербурге получает 3,5 тысячи, то есть опасность, что в эти структуры могут попасть непрофессиональные и случайные люди.

Другое дело (и в этом я согласна с Юрием Лужковым), что федеральный центр "перетянул" к себе функции, которые объективно не должен и не может осуществлять. Вывоз мусора в Санкт-Петербурге оказался в ведении федеральных властей. Разве это не похоже на анекдот? Другой пример. У нас была отлаженная система регистрации имущества, удобная для бизнеса, для риелторов, для граждан. Но функцию забрали - оформление становится дороже в два раза и в пять раз дольше. Зачем делать хуже?

Кроме того, я не понимаю, зачем Федерации иметь такой объем имущества в регионах? В Петербурге 7,5 тысячи памятников истории, культуры и архитектуры. Половина из них - федеральная собственность. Но, коллеги из центра, если это "ваши" памятники, так будьте добры - содержите их. Люди видят ободранный фасад и говорят: губернатор плохо работает. А я по закону не могу прикасаться к ним, не имею права вкладывать в них средства.

Это не все. В городе огромное количество зданий и территорий принадлежит разным федеральным ведомствам. Например, Министерству обороны. Армия стала более компактной, мобильной, но имущество так и осталось по размеру советским. В Московском районе - одной из центральных частей города - 45 захламленных гектаров земли. Мы с трудом договариваемся о передаче этих территорий.

Подобные решения у бюрократической машины федеральных ведомств приходится буквально пробивать. Хотя, казалось бы, при моих-то, в хорошем смысле слова, возможностях... Мы что, не одно государство?

Мы на местах лучше видим и знаем, как найти арендаторов, запустить в хозяйственный оборот, отремонтировать. Но в этом сейчас и правда связаны по рукам и ногам.

- Может быть, дело в том, что собственность в Северной столице - это большие деньги и никому не хочется с ними расставаться?

- Вокруг федеральных структур действительно все время появляются какие-то конторы, которые начинают выколачивать из бизнеса деньги. Это недопустимо. Я уверена, что федеральные власти должны вырабатывать общие правила игры, принимать законы. Я понимаю, что для чиновников это "невкусно". Лучше прийти и заняться в регионе чем-то более денежным.

- Но губернаторы тоже скоро станут частью федеральной власти. Это не изменит их интересы?

- Я прошла через тяжелейшие выборы, которые мне стоили пяти лет жизни. Я их не боюсь, но теперь понимаю, что от них нужно отказаться. Выборы губернаторов сплошь и рядом становятся полигоном грязных технологий, они оставляют серьезную опасность проникновения во власть криминала и крупных олигархических структур. Новая система позволит этого избежать. И это, мне кажется, хороший повод наделить губернатора дополнительными функциями. Поскольку главы регионов будут избираться по предложению президента, то есть это люди, которым доверяет президент, они должны отвечать за все, что происходит в их регионах.

- Валентина Ивановна, становится все заметнее, что Петербург начинает забирать у Москвы деньги, чтобы из номинальной Северной столицы стать реальным финансовым и экономическим центром на северо-западе страны.

- При советской власти я работала в Петербурге заместителем председателя горисполкома и хорошо знаю, что страна Северной столице всегда недодавала. С 90-го года практически вообще ничего не вкладывалось в модернизацию города. И сегодня более 50% того, что заработал Санкт-Петербург, уходит в казну всей страны.

Но Петербург - визитная карточка России, самый европейский город страны. При этом мы занимаем первое место по количеству дореволюционных построек. В городе огромное количество ветхих и аварийных зданий. Коммуникации сгнили. Нужно учитывать неблагоприятный климат, "тяжелые" почвы...

- Пока получается антиреклама городу.

- Сейчас будет реклама. Я считаю, что тот период закончился. Нам нужны прорывные решения. Тогда город сможет зарабатывать, в разы больше вкладывать в сохранение уникального культурного наследия. Я думаю, что Петербург вполне может стать российским Гонконгом - свободной экономической зоной с особым статусом. Государство рано или поздно придет к такому решению. Мы уже привлекаем инвестиции - и отечественные, и зарубежные. Городской бюджет 2005 года только за счет собственных ресурсов увеличили на 40% - на 30 млрд. рублей. За счет изменений правил игры, за счет более эффективного управления собственностью, за счет привлечения инвестиций климат в городе (не в смысле погоды, конечно) уже стал другим.

Это привело к тому, что крупные российские компании, в том числе и нефтяные, "переехали" из Москвы в Петербург.

Более того, нам удалось привлечь бизнес в такую, казалось бы, неблагодарную сферу, как ЖКХ. У нас есть один из самых старых центральных районов - Петроградский. Там в домах стоят еще угольные котельные. Сегодня мы практически договорились о том, что район условно отдается в концессию Газпрому. Мы уже поставили вместо семи старых четыре новые современные котельные, переложили внутриквартальные коммуникации, потом возьмемся за внутридомовые.

В Адмиралтейский район - один из самых сложных с точки зрения ЖКХ - пришла немецкая компания "Питер Дусман". Она взяла на обслуживание 104 дома - дореволюционных, старых, страшных, с жуткими парадными. Немцы сами сделали расчеты: за 2 года нужно будет вложить 2 млн. евро, но через 10 лет это будет "коммунальный рай".

В следующем году мы разделим городское хозяйство на лоты и проведем конкурс среди частных компаний - именно по оказанию услуг в жилищно-коммунальном хозяйстве.

- Наверняка после прихода бизнесменов вырастут коммунальные платежи?

- Нет. Даже при нынешних тарифах проекты в ЖКХ могут окупиться за 7-8 лет. Но многие бизнесмены считают, что это долго. Говорят: "Дайте нам 3-4 года, а если не отбиваемся, то извините..." Но я очень надеюсь, что реформа пойдет. Компании, желающие в ней участвовать, как видите, уже есть. Убеждать работников жилищной системы, что надо работать лучше, убирать парадные, вовремя вывозить мусор, - бесполезно. Нужны только экономические стимулы!

Глас народа

- ОДИН из стимулов - предоставление хороших участков в центре под застройку. Кстати, что будет с тем злополучным уже зданием, которое планируется за Русским музеем в Михайловском саду? Петербуржцы, я знаю, мягко говоря, возмущены этим проектом...

- Во-первых, никаких решений на этот счет власть не принимала. Во-вторых, это не затрагивает территорию парка. На самом деле речь идет о достройке того, что не достроено было нашими великими зодчими. Союзом архитекторов был объявлен конкурс. Ведь и Русский музей, и Музей этнографии развиваются, и у них расширяются коллекции, им нужны хранилища.

- Но ведь там строят жилой дом?

- Поскольку федеральный центр денег не дает (оба музея в федеральной собственности), то пришлось привлекать инвестора. Проект предусматривает часть здания отдать под нужды музеев. Окончательное решение примет Министерство культуры. И я очень уважительно отношусь к мнению петербуржцев. Обязательное условие для начала строительства в городе - общественные слушания.

Но, с другой стороны, мы не можем накрыть Петербург стеклянным колпаком, сдувать с города пылинки и ничего не строить. Ведь у нас до сих пор есть микрорайоны, где стоят дома, разрушенные еще в годы войны. Когда видишь среди городских фасадов вот такой вырванный зуб, становится не по себе. Для того чтобы не было своеволия, мы выбрали около 300 "лакун", которые подлежат застройке. Я понимаю, что любое строительство вызывает протест тех, кто живет рядом. Но в городе появились мигрирующие группы протестующих, нанимаемых конкурентами той или иной строительной компании. Вот такое "мнение" я не учитываю.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно