Примерное время чтения: 8 минут
59

Как нас взрывали

ЧП произошло в среду. В двенадцать дня в рекламном отделе редакции "Аргументы и факты" раздался телефонный звонок. Сняв трубку, одна из сотрудниц услышала мужской голос, сообщивший, что редакция заминирована и взрывное устройство сработает в 18.00.

Угроза

ПЕРВАЯ реакция большинства из нас - недоумение, шок. У кого-то - нервный смех. У кого-то - ощущение, что из реальной жизни он вдруг попал в приключенческий блокбастер. Вот-вот сейчас все благополучно разрешится: кто-то придет и скажет, что это была такая глупая шутка.

Но чуда не произошло. Реальный звонок нес реальную угрозу. Время пошло. Началась эвакуация сотрудников из здания. Расходиться по домам никто и не думал. Не замечая проливного дождя, все столпились у ограды и смотрели на здание редакции - красивый особняк, памятник архитектуры, который в любой момент мог взлететь на воздух...

Приехали милиция, ФСБ, пожарные, спасатели, медики.

Группа немедленного реагирования (ГНР) 46-го отделения милиции - с автоматами - преградила вход на территорию редакции.

Как сообщил зам. начальника 4-го РУВД ЦАО Михаил Архипов, подобные звонки в Москве в последнее время бывают очень часто: только на территории его РУВД их как минимум два каждую неделю. Особенно часто звонки с угрозой теракта раздаются в школах, вузах и судах. Так, не раз пытались срывать сессии студенты МВТУ им. Баумана. В Арбитражном суде - как слушание дела, так звонок телефонного террориста. Как судебный процесс заканчивается - все звонки о заложенных бомбах тут же прекращаются.

Каждому норовящему зайти во двор - нашим авторам, читателям и другим посетителям - милиция вновь и вновь объясняла, что сегодня никак нельзя, что здание, возможно, заминировано. Люди изумлялись и не хотели верить. Они топтались на месте и не уходили.

Собаки - наши спасители

ДО 14.00 ждем кинологов с собаками. На них вся надежда: обученная собака находит взрывчатку практически со 100-процентной гарантией. Вообще-то самым подходящим животным для поиска взрывчатки могла бы быть... свинья. Она различает до 300 запахов. Но, во-первых, ее сложнее обучать, а во-вторых, несолидно как-то: сотрудник милиции при исполнении со свиньей на поводке...

Мы уже начали думать, что собаки идут к нам пешком... Их длительное отсутствие милиция объясняет автомобильными пробками. Но скорее всего ситуация сложнее: собаки-саперы в эти экстремальные месяцы в Москве нарасхват. Кинологи с собаками подтянуты в столицу даже из других областей. А у них нет своего транспорта! Пришлось ехать местной милиции.

Наконец они появляются. Ротвейлер Злата и овчарка Герда. И два кинолога.

Оперативники и сотрудники аифовской службы безопасности разбиваются на две группы. Мы идем по зданию вместе с овчаркой. Герде три года, помесь "восточноевропейца" с "немцем". Ее учитель, друг и товарищ по работе - младший инспектор-кинолог Дмитрий Штырляев. На время московских волнений этой осени он с Гердой командированы в столицу из Уфы с базового центра служебного собаководства.

Идем в рекламный отдел. В тот самый, где раздался роковой телефонный звонок. Картина непривычна. В разгар рабочего дня - как в пустыне. Только наперебой разрываются служебные телефоны. И некому снять трубку. Дмитрий Штырляев спускает собаку с поводка. Они вместе обходят кабинет за кабинетом, коридоры, чердак... Кинолог щелкает пальцами в подозрительных местах - у шкафов, у ящиков стола, в закутках около корзин для бумаг, тем самым привлекая особое внимание собаки. Если Герда найдет взрывное устройство, она должна сесть рядом и подать голос. Но метр за метром Герда шлепает лапами по полу, почти не останавливаясь. Минут через двадцать она садится! Но нет, оказывается, это не то. Герда просто устала. В закрытом помещении собака долго работать не может. Требуется передышка на воздухе, чтобы восстановить остроту обоняния.

Западные эксперты оценивают таких "профессионалок" в десятки тысяч долларов.

Хотя собаки ошибаются очень редко, все же случается, когда и они отказываются работать. Дело в том, что для собак работа - не работа, а просто жизнь. Или, если по-человечески, они живут своей работой. Особенно собаки-спасатели. Они так искренне переживают за спасенных и не спасенных, что собачье сердце рвется на части от сострадания, ужаса, боли.

Четвероногие мудрее двуногих: они наверняка знают, что если сегодня они ничего не нашли, то это еще не гарантия, что нечего будет искать завтра.

...Герда носится по клумбе в редакционном дворе. У Дмитрия в ухе наушник от плейера. Его девиз: "Помирать, так с музыкой". Отчасти - это шутка. Отчасти - всерьез. В Уфе нет такого количества угроз взрыва. Он не настолько привык к ежедневной опасности, как московские милиционеры.

Кабинет за кабинетом, этаж за этажом... и напряженное внимание присутствующих рядом с кинологом и собакой сменяется нудным ожиданием финала. Искать бомбу, оказывается, не столько страшно, сколько утомительно.

В конце концов ничего так и не нашли. К счастью, обошлось. Отрицательный результат, как говорится, тоже результат. Но целый день работы редакции сорван. А на поиски несуществующей бомбы ушли силы и время многих и многих профессионалов.

Мнение экипажа ГНР: "С такими сообщениями звонят больные люди, а сейчас осень - обострение психических заболеваний!"

Мнение оперативников: "Когда раздается предупреждающий звонок, как правило, бомбы не существует. Если у злоумышленников есть цель взорвать, никто никуда не звонит".

Некоторые выводы

ПРАКТИКА показала, что трудно повести себя грамотно, когда тебе угрожают террором.

Битый час шла эвакуация сотрудников из здания редакции: люди выходили, потом возвращались, решив забрать или, наоборот, оставить вещи, позвонить по телефону, посмотреть, ушел ли с рабочего места сосед, толпились во дворе, кое-кто и вовсе отказывался выходить из кабинета, продолжая работать. А ведь совсем недавно гремели взрывы в жилых домах в Москве, в Волгодонске, Буйнакске. Весь мир тиражировал страшные кадры - изувеченные тела жертв террора. И редкий день обходится без того, чтобы где-нибудь не нашли взрывчатку. Почему бывалые, информированные люди повели себя перед лицом реальной угрозы столь беспечно?

Во-первых, потому что любопытство берет верх над инстинктом самосохранения. Получается, что на первом месте у человека зрелище. "Хлеб" - на втором. И даже жизнь. Так было в октябре 1993-го в Москве, когда у Белого дома кипел настоящий бой, а толпа зевак все прибывала. В этой толпе были уже раненые и даже убитые, но ряды "очевидцев" не уменьшались. Во-вторых, на генетическом уровне оптимизм у нас такой, что в плохое мы не верим. Человеку свойственно считать, что в мире может произойти самая страшная катастрофа, но она обязательно случится с кем-то другим, только не с ним.

Первые спасатели - это вы сами

В ЛЮБОЙ чрезвычайной ситуации все же первыми спасателями оказываются случайные прохожие или сами пострадавшие. Очень часто жизни десятков, сотен людей зависят от того, найдется ли в первые 10 минут на месте происшествия человек, который, как капитан на мостике терпящего бедствие корабля, подчинит себе волю других людей и направит их усилия на спасение. Кстати, не прояви настойчивости наш Капитан, - который, как и положено капитану, ушел последним, - "Аргументы и факты" эвакуировались бы еще очень и очень долго, с увлечением гадая, прогремит ли взрыв, причем свято верили, что если "телефонные террористы" назначили взрыв на 18 часов, то именно в это время он и прогремит, ни часом раньше, ни часом позже. За исключением работников бухгалтерии, которые проявили бдительность и расторопность, перекопировали всю компьютерную базу данных и стройными рядами покинули здание.

Будем серьезнее

КАЖДЫЙ год 1 сентября в Японии проходят общенациональные учения по ликвидации последствий землетрясения. Крохотные карапузы, степенные матроны, строгие чиновники эвакуируются из домов и офисов, прячутся в убежища. И проделывают это без тени улыбки. Потому что Япония - страна катастроф. Здесь ежегодно происходит более 1000 землетрясений, почти каждый год случаются извержения вулканов, налетают тайфуны или обрушиваются цунами.

У нас все это тоже есть. Только теперь добавилась и угроза терактов. Но серьезнее мы от этого не стали. Хотя схема поведения в любой чрезвычайной ситуации та же, что при пожаре: во-первых, при малейшем признаке опасности сначала вызовите службы спасения, во-вторых, уведите из опасного места стариков и детей и только потом тушите пожар, разбирайте завал, предотвращайте возможный взрыв. И последнее: когда приезжают искать взрывчатку профессионалы, не мешайте им.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно