Примерное время чтения: 5 минут
109

ПОДРОБНОСТИ. Как это было

Рассказывает Владимир ПОПОВ, водитель автобуса, захваченного на Красной площади Москвы.

Я ДУМАЛ, ЧТО ЭТО ШУТКА

КАК он попал в салон? А черт его знает. Думаю, через заднюю дверь. Я увидел его только тогда, когда он к моей голове приставил ствол пистолета. Обернулся - смотрю: стоит мужик в вязаном капюшоне с прорезями для глаз и говорит: "Скажи всем, чтобы расселись по местам и зашторили окна". Корейцы ничего не понимали, смеялись. Я тоже подумал, что это шутка. Но он пообещал, что сейчас начнет стрелять. Я ему: "Ты что, мужик, обалдел - тут стрелять, автобус попортишь". А он: "Что ж мне делать, куда стрелять?" Я говорю: "Не знаю, но чтоб дырок не было". Еще поинтересовался, какие у него патроны - газовые или холостые. Он сказал, что боевые. Ну, в общем, пальнул он вверх, и тут до нас дошло, что это все гораздо серьезнее. Он приказал ехать прямо, но куда именно, не сказал...

Когда нас блокировали милицейские машины, я был вроде посредника в переговорах между террористом и милицией. Общался он только через меня. С "воли" попросили узнать его требования. Он прежде всего потребовал рацию (к ней он, кстати, вообще не притрагивался) и продиктовал мне свои "пожелания". Первое - 10 млн. долларов. Второе - самолет. И третье - четыре парашюта. По его плану, после передачи денег он отпускает всех заложников, кроме меня, затем мы садимся в легковую машину, которую должны подогнать к автобусу, и едем по Каширскому шоссе в сторону Домодедовского аэропорта. Сопровождать нас должна лишь одна машина ГАИ без всяких мигалок. В месте, где он укажет, мы сворачиваем с шоссе и подъезжаем к каким-то гаражам, где его будет ждать сообщник на автомобиле. Тот должен проверить подлинность долларов, после чего они на машине сообщника едут в аэропорт. А меня отпускают на все четыре стороны. В аэропорту якобы находится его брат со взрывчаткой. И если их план сорвется, он что-то там подорвет. Брат его тоже, мол, кем-то контролируется. И если он ничего не будет делать, то его тут же убьют. "Я - подневольный, и брат - подневольный".

ТЕРРОРИСТ-ГУМАНИСТ

ВНЕШНЕ он производил впечатление вполне нормального человека. Никаких нервных срывов, спокойный голос, с половины шестого вечера до трех утра просидел на одном месте: не ходил в туалет, не пил, не курил. Но все же был какой-то потерянный. Не знаю, верил ли он в успех своего мероприятия, но когда я ему привел пример, как террористы захватили автобус и даже сумели улететь с деньгами на вертолете, но их все равно поймали, он сказал, что это его мало волнует: "Мне эти деньги не нужны, главное - доставить их в аэропорт. Там ими займутся другие. Доллары же нужны для того, чтобы выкупить моих детей и детей моего брата, находящихся в заложниках в одном ауле на Кавказе".

Ему предлагали помощь милиционеры, мол, прямо сейчас туда вылетит спецгруппа для освобождения его детей. А сам он от правительства Москвы получит 5 млн. долларов. Но он не поверил обещаниям.

В заложники я попал впервые и не знал, как ведут себя в таких случаях террористы. Но "наш" поразил меня своей гуманностью. Прежде всего через переводчика он успокоил всех находящихся в автобусе, что он никого не тронет и, как только отдадут деньги, сразу всех отпустит. Беспрепятственно разрешал ходить в туалет, находящийся в конце салона. После передачи первой сумки с деньгами сразу же выпустил всех женщин. Он охотно беседовал со мной и даже в чем-то советовался. По его утверждению, кроме пистолета у него было еще и взрывное устройство, и он интересовался, какая дорога в "Домодедово", а то, мол, может тряхнуть, и все взлетим на воздух. Я говорю: "Держи в руках - и не тряхнет. В Москве дороги хорошие". Когда он упомянул о парашютах в самолете, я посоветовал ему затребовать транспортный самолет, с него легче прыгать. В общем, театр абсурда какой-то. Спрашивал я его, откуда он родом. Он не сказал, но по акценту я понял, что он с юга России. Его говор был чем-то похож на голос Михаила Сергеевича (Горбачева).

ФИНАЛ

Я ЗНАЛ, что он когда-то наступит. И мне, как это ни странно, было жаль этого парня. Но думал, что все будет как-то по-тихому: или газ пустят, или еще что-нибудь в этом роде. Но все произошло иначе. Когда я принял вторую сумку с деньгами и поставил ее на пол, снаружи, пробив стекло, влетел какой-то предмет, раздался хлопок, и меня полностью ослепило. Но перед этим я увидел, что дверь немного приоткрылась и туда шмыгнул переводчик, за ним по ступенькам скатился и я. Меня снаружи схватили за руки и потащили. Кричу: "Я свой, я водитель". Это чтобы "не досталось", а в горячке могло ведь. Говорят, что он несколько раз успел выстрелить, но я этого не видел и не слышал. И как убили его, не видел. Думаю, что, скорее всего, это сделал снайпер. Во лбу у него было входное отверстие от пули. Остальные ранения так - для верности.

Записал Михаил ГИБЛОВ.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно