Примерное время чтения: 4 минуты
156

Коррупция требует жертв

ОТСИДЕВ два года в Лефортово, бывший и. о. генпрокурора А. Ильюшенко вышел на свободу. Освобожден из-под стражи и бывший главный военный инспектор РФ К. Кобец. Ни того, ни другого российская Фемида так и не смогла до сих пор осудить.

Согласитесь, на фоне многолетнего многомиллиардного воровства из России обвинения в том, что родственники бывшего прокурора Ильюшенко купили по дешевке машину, выглядят смешно. Издевательством и даже местью можно назвать и арест генерала К. Кобеца. Вместо десятков генералов-воров, о ком пишут газеты, правосудие выбрало единственного, кто в 1991 году открыто поддержал Б. Ельцина. А ему - в то время одному из руководителей Минобороны СССР - было что терять.

Невольно приходишь к мысли, что причины громких и безрезультатных обвинений не столько правовые, сколько политические. Обвиняемые очень нужны в спектакле под названием "борьба с коррупцией". Кто-то ведь должен играть роль жертвы?

На сцену этого театра теней выталкивают все новых актеров. То вспомнят о бывшем советнике президента С. Станкевиче, зачем-то расписавшемся в получении взятки размером 10 тыс. долларов. То клеймят позором бывшего мэра Санкт-Петербурга А. Собчака.

В РОССИИ политика много лет диктовала правила игры правосудию. Ленинскую идею "революционной законности" И. Сталин развил до масштабов ГУЛАГа. Усвоил ленинские уроки и Н. Хрущев. Однажды он потребовал расстрелять группу валютчиков, осужденных по статье, грозившей им от силы 10 годами лишения свободы. О том, что "телефонное право" было неотделимо от уголовного при Л. Брежневе, свидетельствует нашумевшее дело директора Елисеевского гастронома Соколова. Его расстреляли чуть ли не через две недели после приговора - партийцы боялись, что перед смертью он расскажет правду о своих высокопоставленных знакомых. Политическим волюнтаризмом отличалось и "узбекское дело", расследуемое с грубейшими нарушениями закона уже при М. Горбачеве.

К счастью, за торговлю валютой и "взятку" в виде бутылки коньяка теперь не расстреливают. Но похоже, что правоохранительные органы от бессилия впали в другую крайность, оставляя

безнаказанными действительно страшные преступления.

Память россиян жгут трагедии последних лет - убийство отца Меня, Владислава Листьева, Дмитрия Холодова, Ивана Кивелиди, Михаила Маневича, сотен других банкиров, чиновников, журналистов. Есть десятки громких уголовных дел - и нет ни одного обвинительного приговора, ни одного раскрытия, не вызывающего сомнений. Мы ничего не знаем о том, сколько подлинных, а не мнимых коррупционеров привлечено к уголовной ответственности. По данным Комитета Госдумы по безопасности, оргпреступность контролирует около 40% частных и 60% государственных предприятий, от 50 до 85% банков. Но сколько мафиози осуждено? Их отпускают даже после задержания на воровских сходках. Сколько чиновников в центре и на местах ответили за бесчисленные хищения из бюджета, например, за пропавшие 500 млн. долларов угольного займа? В знаменитой нижнетагильской колонии для "высокопоставленных"

заключенных вы не найдете авторов этих афер.

КОНЕЧНО, перед глазами есть пример Туркменистана, где по приказу туркменбаши С. Ниязова в одночасье арестовали и казнили всех уголовных авторитетов. Это перепугало не только преступников. Вместе с ними затаилась вся страна, пережившая сцены расстрелов, транслировавшихся по ТВ.

Разумеется, у нас такой эксперимент не пройдет. Но работу свою следователям показывать надо. И выгоднее всего находить козлов отпущения с громкими именами, но не защищенных

мафией. При этом правоохранительные органы требуют от Госдумы все больше и больше народных денег. Спору нет, профессионализм сыщиков надо повышать, и это стоит немалых средств. Но народу нужны и результаты, прежде всего - по известным всей стране уголовным делам. Иначе люди перестанут верить государству, имеющему смелость называть себя правовым.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно