Примерное время чтения: 2 минуты
60

Не хочу в светлое прошлое

Я СТАРЫЙ человек. Живу один в своей избе с садиком, огородом, на дворе - две козы и курицы, дома - две кошки. В передней комнате оборудован верстак, на нем почти ежедневно что-то делаю - и себе тумбочки со шкафами, и людям разные вещи из дерева.

Ваш "АиФ" выписываю с 1987 г., он вполне обеспечивает мои потребности. Вот наш главный приватизатор Анатолий Чубайс: будет плохо, если он уйдет. Заглушить развитие частной собственности в производстве, чего так добиваются коммунисты, нельзя. Это что ж, опять мучительный передел, распределение собственности?

Я помню очень многое: как ленинские продотряды шастали по амбарам за зерном и люди перестали сеять, а запасы хлеба со столыпинской реформы иссякли. Партия вынуждена была принять нэп и продналог мужикам. Распределение земли по душам не прибавило урожая - богатые прибеднели, бедные не разбогатели. Гражданская война резко сократила конскую силу в деревне. Продналог вскоре стал подменяться твердыми заданиями и лишением избирательных прав непослушных. С 1926 г. я работал в сельсовете, выполнял доведение твердых заданий. Видно, Сталин боялся все же мужиков, превратив их во врагов народа и согнав крестьян в колхозы.

Любимое дело идей коммунизма - натравливание одних на других. В целом до сих пор деревня разделена на два лагеря: у колхозников вся земля, они собираются и принимают решения. Неколхозники - это примерно одна треть села: учителя, медики и разные "отщепенцы". Их не собирают на сходы, на колхозные собрания не приглашают. Долгими зимними вечерами много думаю о прошлом, но не нахожу причин, чтобы высказаться за возвращение советской власти. Этого допустить нельзя.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно