Примерное время чтения: 6 минут
321

Атомная шпионка

БОРИС Ельцин строго осмотрел зал Совета безопасности. Потом, глядя прямо в телекамеру, произнес:

- Прошу не обижаться. Вопрос будем обсуждать сверхсекретный - ядерный. За "утечку" информации каждый из нас, в том числе и я, отвечает головой. На заседании остаются только члены Совбеза. Всем остальным просьба покинуть помещение.

Ученые-ядерщики с высшим допуском секретности, многозвездные генералы - главнокомандующие видами и родами войск гуськом потянулись к выходу. И лишь начальника Генштаба генерала армии Анатолия Квашнина президент в последний момент вернул на место.

Между тем, как рассказывали потом телеоператоры, в зале оставались стенографистки. Деловито открывала бутылки с минералкой и кока-колой симпатичная официантка. Конечно, наверняка они все - люди, трижды проверенные. Но...

Шерше ля фам

"ИЩИТЕ женщину", - говорят французы. "Вербуйте женщину", - учат в разведшколах. "Женщины-разведчицы являются самым опасным противником, причем их всего труднее изобличить", - утверждал в своих лекциях американский контрразведчик Чарльз Россель.

Мечта любого резидента - иметь в агентах вот такую секретную стенографистку или официантку. Ведь и мелкий клерк порой в силу служебной необходимости бывает допущен к высшим секретам государства. Причем если начальство приходит и уходит, то незаметные люди из обслуживающего аппарата, как правило, долго остаются на своих местах при любой власти.

Увы, наши спецслужбы чаще всего недооценивали роль прекрасного пола в разведывательной работе. Порой их просто использовали как "подстилку" для вербовки важного агента. Говорят, выдающийся советский разведчик Рихард Зорге привлекал дам только для вспомогательных целей. В свое оправдание он утверждал: "Женщины абсолютно не приспособлены для ведения разведывательной работы. Они слабо разбираются в вопросах высокой политики или военных делах. Даже если вы привлечете их для шпионажа за собственными мужьями, у них не будет реального представления, о чем говорят их мужья. Они слишком эмоциональны, сентиментальны и нереалистичны".

К сожалению, подобного мнения придерживалось и руководство советской разведки. Как пишет в своей книге "Разведчицы и шпионки" бывший сотрудник внешней разведки России Игорь Дамаскин, Лаврентий Берия в ответ на предложение наградить орденом советскую разведчицу Зою Воскресенскую-Рыбкину заявил: "Ну вот, буду я еще баб награждать!" - и дал орден начальнику разведки Фитину.

Недооцененным остался и подвиг капитана госбезопасности Елизаветы Зарубиной, которая добыла первые сведения об американской атомной бомбе. До сих пор держат в секрете и деятельность ее добровольных помощниц Маргариты Воронцовой-Коненковой - жены знаменитого русского скульптора, известной финской писательницы Хеллы Вуолийоки и английской связной Китти Харис.

Кто вербовал Штирлица?

ПО ВОСПОМИНАНИЯМ одного из руководителей советской нелегальной разведки Павла Судоплатова, Лиза Зарубина, жена Василия Зарубина, резидента в США, была выдающейся личностью. Обаятельная и общительная, она легко устанавливала дружеские связи в самых широких кругах. Элегантная женщина с чертами классической красоты, натура утонченная, она как магнит притягивала к себе людей и была одним из самых квалифицированных вербовщиков агентуры. Лиза прекрасно владела английским, немецким, французским и румынским языками. Она выглядела типичной представительницей Центральной Европы, но могла неузнаваемо менять свою внешность и манеру поведения.

В разведке Зарубина прослужила 21 год. Из них 13 проработала нелегалом под кличкой Вардо. Именно она еще до войны в Берлине завербовала сотрудника гестапо гауптштурмфюрера Вилли Лемана, который и стал прототипом знаменитого Штирлица из "Семнадцати мгновений весны".

В 1941 г. по личному заданию Сталина капитан госбезопасности Зарубина вместе с мужем отправилась в США. Через агента советской разведки по кличке Шахматист она вышла на выдающихся физиков Оппенгеймера и Сциларда, возглавлявших "Манхэттенский проект" по созданию американской атомной бомбы.

Через жену Шахматиста, которая была хорошо знакома с семьей Оппенгеймеров, Лизе удалось установить дружеские связи с Кэтрин - супругой знаменитого ядерщика, а потом и с самим великим физиком. Они не раз общались на лоне природы, вдали от глаз американского ФБР.

Зарубиной не ставилась задача непосредственной вербовки руководителя американского атомного проекта. Да и вряд ли это было возможно. Впрочем, в разведывательной работе разграничение между полезными связями и дружбой весьма условно. Очень часто ценнейшая информация поступает от источника, который не является агентом, взявшим на себя формальные обязательства по сотрудничеству с разведкой.

Конечно, ни Оппенгеймер, ни Сцилард, ни Ферми так и не узнали, что они фигурировали в оперативных материалах НКВД как важнейшие источники информации по ядерному оружию под кодовыми именами Директор Резервации, Вексель, Эрнст. Иногда употреблялся общий для всех псевдоним - Стар.

Лиза через Кэтрин убедила Оппенгеймера поделиться информацией об атомных исследованиях с учеными-антифашистами, часть из которых была давно завербована советской разведкой. Нескольких из них с его помощью даже удалось устроить на работу в сверхсекретные ядерные центры Лос-Аламос, Ок-Ридж и чикагскую лабораторию.

Русская Мата Хари использовала в своей работе не только женское обаяние. Порой от чисто дружеских отношений приходилось переходить к банальному шантажу. Так, среди физиков-ядерщиков, разрабатываемых советской разведкой, был Георгий Гамов. Он сбежал из России в 1933 г., будучи в Брюсселе, где проходил международный конгресс. Жил в США. Но в Москве остались близкие родственники ученого.

Гамов к началу войны обзавелся широкими связями среди американских физиков. Он преподавал в Джорджтаунском университете в Вашингтоне и руководил ежегодными семинарами по теоретической физике. Американские ядерщики часто нарушали правила работы с секретными документами и показывали Гамову отчеты об опытах, консультировались у него по самым насущным проблемам ядерной физики. Позже они делились с Гамовым самыми закрытыми разработками в области атомного оружия.

Зарубина снова действовала через жену ученого. Она пообещала их родственникам в Советском Союзе безопасность и поддержку. Георгий Гамов согласился работать на советскую разведку.

Донос Сталину

ФЕДЕРАЛЬНОЕ бюро расследований США только после предательства шифровальщика Гузенко узнало о конспиративной деятельности Вардо. Но к этому времени Лиза вместе с мужем уже была в Москве и давала показания на Лубянке. В 1945 г. по нелепому доносу ее с мужем заподозрили в предательстве и срочно отозвали на Родину.

А всему виной была банальная ревность. В жену своего начальника резидента Василия Зарубина без памяти влюбился его подчиненный подполковник Миронов. Чтобы скомпрометировать мужа Лизы, он решился на безумный поступок: отправил на имя Сталина письмо. В нем советский разведчик обвинил своего непосредственного начальника в связях с американским ФБР.

Полгода в Москве шли допросы. Ничего в письме Сталину не подтвердилось. Подполковника Миронова за клевету отдали под суд, но в тюрьму не посадили. Экспертиза признала его шизофреником. А Василия Зарубина полностью оправдали и назначили на пост заместителя начальника советской разведки.

Легендарная Вардо еще несколько лет работала, выполняя отдельные поручения руководства в стране и за рубежом. Потом обучала молодых разведчиков в Высшей школе КГБ. Умерла Елизавета Юльевна в 1987 г. в Москве.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно