Примерное время чтения: 4 минуты
74

Крах питерских либералов

СОКРУШИТЕЛЬНАЯ победа Владимира Яковлева на выборах губернатора Петербурга вызвала удивление даже у тех, кто в победе как таковой не сомневался. Петербуржцы отдали действующему губернатору 72 с лишним процента голосов - больше, чем в декабре москвичи Юрию Лужкову. Главный соперник Игорь Артемьев со своими 14 процентами проиграл, что называется, вчистую. Причины столь убедительной победы кроются как в действиях самого Яковлева, так и в "успехах" его соперников.

КАМПАНИЯ по выборам губернатора Петербурга была беспрецедентно долгой. Длилась она практически без остановок девять месяцев и все время сопровождалась скандалами, в которых петербургский градоначальник выступал в самом нелицеприятном виде. Казалось, горожане должны были отказать в доверии такому губернатору. Но получилось все с точностью до наоборот.

Начало борьбе было положено еще в прошлом году, когда Владимир Яковлев неожиданно попытался перенести выборы на более удобный для себя день - 19 декабря - и совместить их с выборами в Госдуму. Но получил серьезнейшую пощечину на фоне уверенной победы в Москве Юрия Лужкова.

Петербургские либералы праздновали победу. На голову градоначальника сыпались обвинения в коррупции, а от сомнительного титула "губернатора криминальной столицы" было уже не избавиться.

Гибель и похороны Анатолия Собчака многие вообще расценили как политическую смерть Владимира Яковлева. Буквально выставленный за двери вдовой экс-мэра Людмилой Нарусовой, петербургский губернатор выглядел изгоем. Опять-таки жару добавил Путин, косвенно обвинивший Яковлева в смерти учителя. Но все обернулось триумфом хозяина Смольного. Его соперники потеряли даже то, что имели, и по большей части из-за собственной нерасторопности, интриг и несамостоятельности.

Главная задача либеральной оппозиции была понятна еще в прошлом году - выставить против Яковлева единого кандидата. Все сошлись во мнении, что лучшей альтернативой ему будет Сергей Степашин. Но дальше лирических рассуждений о выигрышной кандидатуре Степашина дело не пошло. Поскольку его вступление в борьбу за власть в Петербурге не было подготовлено снизу, генерал, не получив прямой поддержки сверху, уступил место Валентине Матвиенко. И опять петербургская оппозиция проявила себя как абсолютно безвольное сообщество, дружно начав строиться под "московскую кандидатессу". Поэтому, когда через две недели Валентину Ивановну "сняли" с дистанции, демократы за месяц до выборов остались с тем же, что у них было в прошлом году: одним реальным кандидатом Игорем Артемьевым.

В то же время у себя в Петербурге Владимир Анатольевич на все сто использовал местный патриотизм и нелюбовь горожан ко всему, что исходит из Первопрестольной, представ эдакой жертвой московских интриг. Все ходы были на виду, никаких изысков - все по-простому.

Но последнее слово сказали горожане. Петербург, проголосовавший за Яковлева, - это вовсе не город высоколобых интеллигентов, как это видится со стороны. По данным петербургского отделения Института социологии РАН, четверть населения города - пенсионеры, еще 22% - рабочие, еще 2% - военнослужащие. Вот они-то вместе со значительной частью инженерно-технических работников и составили те 33% горожан, стойко любящих своего губернатора (явка составила 48%, и получается, что Яковлеву на деле отдал свои голоса лишь каждый третий петербуржец).

Имидж, используемый губернатором - "крепким хозяйственником", - оказался столь же любим в "либеральном" Петербурге, как и в любом другом российском городе. Как заметила один из городских социологов Татьяна Протасенко: "Яковлева выбрали не петербуржцы, а ленинградцы. Это те люди, которые, когда их просишь сказать, что такое Санкт-Петербург, отвечают: "город-труженик", "город-герой Ленинград". Жителям такого города никакие рыночные "белые воротнички" не подходят, а Яковлев - в самый раз.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно