Примерное время чтения: 3 минуты
115

В музее сделали... евроремонт

ПРОШЛО полгода после нашей публикации о музеях-квартирах, и вот в редакции раздался звонок. К нам обратилась правнучка изобретателя радио А. С. Попова и его единственная прямая наследница - Надежда Григорьевна Мишкинис. "Вы знаете, тема музеев-квартир оказалась для меня очень актуальной, - сказала она. - Мне фактически перекрыли доступ к научному наследию моего прадеда. И сделал это Мемориальный музей А. С. Попова в Санкт-Петербурге..."

ПОСЛЕ Великой Отечественной семья Поповых оказалась разделена на две ветви. Младшая - семья Кьяндских - жила в северной столице, руководила музеем Попова и всегда была связана с Ленинградским электротехническим институтом (ныне это университет - СПбГЭТУ). Другая, старшая ветвь, будучи эвакуированной во время блокады, осела в Москве. В 1994 г. умерла последняя представительница питерской ветви Екатерина Кьяндская. Квартира, где она проживала, и все ценное имущество перешли мемориальному музею, то есть СПбГЭТУ - музей-то ведомственный. Правда, Надежда Григорьевна Мишкинис, оставшаяся единственной прямой наследницей Попова, утверждает, что та музейная коллекция была незаконно оприходована. А новый директор музея Лариса Золотинкина сразу заинтересовалась документами, что хранились у московских наследников ученого. Приближалась круглая дата - 100-летие со дня изобретения радио...

"Я сама приглашала ее к себе в Москву, - вспоминает Надежда Григорьевна. - Золотинкина смотрела документы, вещи, принадлежащие лично Александру Степановичу и вывезенные нами из блокады. Все это она просила передать музею в Петербург, и я согласилась. Передала два чемодана документов. Никакой расписки не получила - понадеялась на наше честное сотрудничество. В дальнейшем я имела возможность ознакомиться со списком инвентаризации материальных ценностей музея. Там отсутствует половина документов!"

Согласно закону, музей не может быть коммерческим предприятием. Однако никто не мешает его сотрудникам публиковать документы (за одни только письма французского инженера Дюкрете, с которым Попов состоял в переписке, французы готовы платить немалые деньги), ездить по заграницам на конференции, получать награды на юбилеях. Портрет Попова штампуют на конвертах, открытках и значках, а согласия на тиражирование облика ученого у его единственной наследницы никто не спрашивал. "Петербургское общество затеяло перепланировку квартиры (якобы для восстановления ее исторического облика), со мной даже не посоветовались, хотя я единственная из оставшихся в живых, кто может все точно описать, - говорит Мишкинис. - В итоге они сделали там евроремонт, и у них теперь в квартире офис. А "венцом" наших отношений стало письмо ректора университета: "В соответствии с разъяснениями нотариуса Вы не являетесь наследницей имущества и документов. На этом переписку считаем законченной". То есть люди взяли и приватизировали частную собственность, имя человека, а меня отсекли, как отрезанный ломоть. Теперь, если захотят, они могут и историю семьи переписать на свой лад..."

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно