Примерное время чтения: 5 минут
227

Опасный полет над Аргунским ущельем

ЗАГНАННЫЙ хищный зверь смертельно опасен. Несколько тысяч боевиков, несмотря на победные реляции российских генералов, не думают сдаваться и по-прежнему прячутся в горах Чечни. Сейчас их поиск и уничтожение наиболее эффективно ведутся с воздуха. О том, как действуют вертолетчики в Аргунском ущелье, рассказывает наш военный обозреватель Александр КОНДРАШОВ.

Стреляющие горы

ПОЛКОВНИК Юрий Бойко устало выругался:

- На хрена торопитесь? Там сейчас самое пекло, эпицентр обстрелов...

В горах Чечни по вертолетам стреляют часто. Недавно в Аргунском ущелье погиб лучший вертолетчик России Герой Советского Союза полковник Николай Майданов. Об этом писали все газеты, похороны показывали по телевизору. Но мало кто знает того бортмеханика, который первым нашел свою смерть в небе над Аргуном. Ему, как и Майданову, пуля попала в не защищенное бронежилетом горло.

Пытаюсь у "технарей" узнать фамилию их погибшего товарища. Но все они здесь сравнительно недавно и ничего о нем не знают. Да и работы у ребят много. Некогда лясы точить с журналистом. Трехэтажным матом клянут дышащую на ладан технику. Порой в Чечне вертолеты падают не от огня боевиков, а от предельного износа, или, как образно выразился пожилой прапорщик, "старухости". Так, в конце прошлого года из-за технических неполадок потерпел аварию Ми-8 с несколькими генералами на борту. Тогда чуть не погиб начальник штаба группировки Воздушно-десантных войск.

Где же новая техника? Почему не применяют в горах Чечни знаменитую "Черную акулу"? Для летчиков это не праздные вопросы, а дело жизни и смерти. Бронированная кабина "акулы" защищает не только от пуль, но даже от зенитных снарядов. Госкомпания "Росвооружение" потратила массу усилий на рекламу этого вертолета. Сейчас на кону стоит контракт на сумму около 4 миллиардов долларов. Именно столько готова заплатить Турция за поставку своей армейской авиации 145 вертолетов огневой поддержки. По техническим характеристикам лучшим в мире считается Ка-50. Но у "Черной акулы" нет опыта боевого применения, и это резко снижает шансы нашего вертолета выиграть тендер по сравнению с американской "Королевской коброй".

Казалось бы, небо над горами Чечни - идеальный полигон для боевой обкатки Ка-50. Но в Минобороны почему-то никак не могут найти средства для развертывания инфраструктуры по обслуживанию нового класса вертолетов. Что это? Обычное российское головотяпство или вредительство, щедро оплаченное заокеанскими конкурентами? А пока всю чеченскую войну "Черные акулы" вместо рекламно-боевых рейдов по Аргунскому ущелью тихо ржавеют на авиабазе в далеком Торжке.

Кавказский "Бэтмен"

...ЛЕТИМ между мрачных вершин. Наш вертолет, на борту которого нарисована летучая мышь, экипаж зовет "Бэтменом". Модернизированный Ми-8 вытворяет в кавказских горах такие воздушные пируэты, что голова идет кругом. Мы то резко набираем высоту, то почти пикируем в ущелье. Скалы мелькают и слева, и справа. Кажется, протяни руку в открытую дверь - и дотронешься до ледников.

Сейчас, когда горные леса еще не оделись в листву, сверху видно все. Первым группу всадников на заснеженном перевале заметил борттехник. На лошадях в Аргунском ущелье передвигаются, как правило, боевики. Летчик взялся за курсовой пулемет, иллюминаторы ощетинились автоматами десанта. С волнением я ожидал, что наш вертолет будет делать боевой разворот. Но командир не стал менять маршрут полета. По радиостанции он передал местонахождение цели паре Ми-24. У боевых "крокодилов" вооружение куда более мощное, чем у транспортного "Бэтмена". От ракет вертолетов огневой поддержки не ускакать даже на самом резвом скакуне.

Пять конных боевиков - наверняка лишь разведка. Главные силы скорее всего прячутся в какой-нибудь ближней пещере. Из-за полного господства в воздухе нашей авиации в светлое время суток крупные банды передвигаться стараются только по ночам. Знают, что единственный на всю нашу чеченскую группировку "Ночной охотник" вторую неделю не летает из-за неисправности. А семь других вертолетов, специально оборудованных для ведения боевых действий ночью, только обещают послать в Чечню.

Но ведь война в горах давно идет круглосуточно. У нее свои законы. В основном побеждает тактика курятника: кто выше, тот сильнее. Впрочем, из каждого правила бывают исключения. На последнем отрезке маршрута мы идем по самому дну Аргунского ущелья. На таком бреющем полете не страшны ни "стингер", ни "стрела", ни "игла"...

Зато каждую секунду ждешь пулеметной или автоматной очереди. Невольно думаешь о вечном, мысленно просишь прощения у всех, кого невзначай обидел.

В этой командировке мне пришлось не раз летать с самыми разными вертолетчиками. Как правило, все экипажи пограничных "вертушек" имеют опыт полетов в горах Афганистана и Таджикистана. Перед мастерством и мужеством этих ребят преклоняюсь.

К сожалению, фотографировать вертолетчиков нельзя. И не только потому, что это дурная примета, а летчики очень суеверны. Дело в том, что у боевиков к нашим пилотам счеты особые. Еще в начале этой войны шариатский суд Ичкерии приговорил все экипажи ударных вертолетов Ми-24, летающих в чеченском небе, к смертной казни. Впрочем, главарями бандформирований приказано не брать в плен и летчиков военно-транспортных Ми-8, и транспортно-десантных Ми-26. Такой непоправимый урон наносят им летающие "мишки". А в целом авиация в Чечне выполняет более 70% всех боевых задач.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно