Примерное время чтения: 6 минут
64

Две трети студентов готовы не учиться, если...

КОЛЯ М., студент-первокурсник одного из технических вузов, из вполне благополучной московской семьи, считает себя продвинутым молодым человеком. Увлекается компьютерами (сам пишет талантливые программы), математикой и - на досуге - "умными" книжками, в которых рассказывается об... истории фашизма и чистоте рас, а еще о американском заговоре против остального человечества. Свои идеи Николай никому не навязывает, хотя и считает себя "чисто русским" человеком и убежден, что "нерусским" гостям в столице делать нечего. В особенности если они приехали с "бандитского юга" - из кавказских или среднеазиатских республик. Недавно Коля нашел единомышленников: посетив в Интернете сайт РНЕ, с интересом ознакомился с их программой и теперь не исключает возможности вступления в их ряды.

Меж-наци

НА ПЕРВЫЙ взгляд, в это трудно поверить: националистические идеи в огромной, экономически относительно благополучной и внешне не более интернациональной, чем любая другая европейская столица (взять тот же Париж или Лондон), Москве?.. И среди просвещенного и "интернетизированного" MTV-поколения! Но еще летом прошлого года, по данным ВЦИОМ, 80% опрошенных москвичей согласились, что в городе проживает слишком много "лиц кавказской национальности". А за последние полгода ксенофобические настроения стали популярными и у молодежи. 56% москвичей в возрасте от 18 до 29 лет, которых осенью опрашивал НИЦ при Институте молодежи, признались в резко отрицательном отношении к кавказцам и высказали пожелание, чтобы последние как можно скорее из Москвы убрались. В молодежных передачах "Башня" и "Акуна матата" недавно всерьез обсуждался вопрос: являются ли вообще чеченцы людьми? Хотим мы этого или нет, но в сознании напуганных взрывами и пропагандой москвичей уже укрепился образ врага, который в недалеком будущем может распространиться на всех без исключения "чужих".

"Национальная терпимость действительно не является характерной чертой москвичей, - считает Дмитрий Орешкин, руководитель исследовательского центра "Меркатор". - Во-первых, на приезжих очень удобно сваливать городские проблемы, а во-вторых, в последнее время призывать к терпимости вообще стало как-то непопулярно. А молодежь реагирует на национальный вопрос даже острее и агрессивнее старшего поколения, воспитанного на интернационализме. Правда, неприязнь у молодых, как правило, не персонифицирована: она направлена не к конкретному человеку, а к нацменьшинствам в целом. По моим наблюдениям, особенно нетерпимы по отношению к национальным диаспорам различные модные молодежные группировки - те же рейверы, например. Не говоря уже о радикальных тусовках вроде скинхэдов. А в Подмосковье стычки, скажем, между "местными" и сезонными рабочими - выходцами из Средней Азии - и даже мелкие погромы на национальной почве давно уже никого не шокируют".

Штыки наперевес или подождем?

НЕ СОПРОВОЖДАЕТСЯ ЛИ рост "национального интереса" у молодежи пробуждением интереса к политике вообще? Как-никак, москвичи 18-29 лет - пятая часть столичного электората: это более 1 млн. 350 тыс. чел., примерно каждый третий из которых - студент. И при достаточной активности на выборах их голоса могли бы стать если не решающими, то, по крайней мере, довольно весомыми. По мнению лидеров самых известных молодежных движений (Молодежный союз правых сил, Молодежное "Яблоко" и молодежная секция КПРФ), политический "пофигизм" московской молодежи сейчас уже скорее стереотип, чем тенденция. По словам Антона Васильченко, зам. председателя Патриотического союза студентов, в московских вузах в последнее время наблюдается вторая волна интереса к политике, сравнимая разве что с началом перестройки, а также... некоторое "полевение" взглядов. При вузах появились политические клубы (чаще всего, по-видимому, левой направленности), где студенты - собирается обычно от 30 до 60 человек - обсуждают злободневные вопросы и прочитанных классиков (Маркса, Ленина, Плеханова) и встречаются с политиками. Такие полуподпольные клубы-ячейки, по информации пресс-службы московского горкома КПРФ, существуют, например, в МГУ, МГПУ и еще десятке институтов. Каких именно - тщательно скрывается: активисты опасаются гонений со стороны менее политизированной администрации. И хотя официально в молодежной секции коммунистов в Москве зарегистрировано всего 442 "штыка" - так называют себя юные борцы за светлое будущее, - к ним потянулись разочаровавшиеся молодые сторонники "партий-неудачниц" - ЛДПР, "Отечества" и даже "Яблока". Андрей Шаромов, лидер Молодежного "Яблока", также считает, что нынешняя молодежь далеко не аполитична. "На всех наших встречах со студентами собирается полный зал, ребята активно интересуются происходящим, задают острые вопросы. Многие, кстати, на словах приветствуют громкие патриотические лозунги и "победы русского оружия" в Чечне. Хотя, когда дело коснется их лично, уверен, что такие "патриоты" пойдут на все, чтобы от армии откосить".

Что с "гражданской сознательностью" у молодежи все в порядке, подтверждают и недавние исследования: большинство опрошенных в начале марта молодых москвичей сказали, что пойдут голосовать (см. таблицу). Специалисты, правда, утверждают, что молодежный электорат самый ненадежный: заявляя о потенциальной готовности идти на выборы, многие в заветное воскресенье о гражданском долге запросто забудут, предпочтя его другим, более интересным занятиям. По данным этого же опроса, 54% еще не решили, кому отдать голос (и неизвестно, примут ли решение до 26 марта), и 58% считают, что ни один из кандидатов не выражает интересов молодежи.

Но готова ли в таком случае молодежь защищать свои права и интересы сама? Как в Австрии, где на следующий день после прихода в правительство профашистского лидера на улицы вышли более 250 тыс. человек. Или как в Белоруссии, где движущей силой оппозиции являются именно студенты. Но единственное, на что сегодня, скорее всего, способна наша молодежь, - это в случае необходимости бастовать или бойкотировать занятия. На это готовы 67% недавно опрошенных москвичей 18-29 лет; треть согласны сходить на митинг или демонстрацию, 6% - проголосовать на выборах за оппозицию. Кое-кто (1%) готов даже объявить голодовку, а 2% - участвовать в теракте с применением оружия. "Массовые молодежные выступления, - считает Петр Казначеев, руководитель координационного центра Молодежного союза правых сил, - произойдут в Москве только в самом крайнем случае. Например, если отменят основные демократические свободы. Скорее, возможно скрытое недовольство, которое будет накапливаться и отразится на результатах следующих парламентских или президентских выборов".

"Для того чтобы молодежь в столице вышла на улицу, - добавляет Дмитрий Орешкин, - прежде всего нужен лидер, объединяющая идея, если хотите, идеология, чтобы был стимул бороться. Ничего похожего сегодня нет и вряд ли в ближайшее время появится, в головах - разброс и недоверие. Многие убеждены, что, даже если ужесточат порядок призыва в армию, свои проблемы легче будет решить поодиночке, чем с помощью уличных акций протеста".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно