Примерное время чтения: 5 минут
115

ЕГЭ вместо истории

Не знаю, как для вас, а для меня главной новостью прошедшей недели стало решение об отмене вступительных экзаменов по истории в высших учебных заведениях страны. Причем особенно потрясло то, что серьезной общественной реакции не последовало. Мы бурно обсуждаем выборы на Украине, спорим о политической сущности режима Лукашенко в Белоруссии, а важнейшего события, происходящего в собственной стране, просто не замечаем. Между тем речь идет об очень серьезном ударе по гуманитарному образованию.

ПО МНЕНИЮ учителей и преподавателей вузов система тестов, вводимая вместо традиционных экзаменационных вопросов, является совершенно губительной для образования. На протяжении последних нескольких лет они пытаются доказать это чиновникам. Но... победное шествие ЕГЭ по стране продолжается. Сопротивляется только Московский государственный университет. Его ректор Виктор Садовничий не уступает натиску, со всех трибун постоянно заявляя, что егэшных результатов недостаточно для поступления в главный российский вуз. Остальные, видимо, уже смирились...

Система тестирования, типичная для американских колледжей, давно является предметом насмешек в Европе и даже в США. Именно эту систему традиционно считают одной из причин того, что уровень американского массового образования оставляет желать лучшего (несколько элитных университетов не в счет). Именно из-за низкого качества образования Соединенные Штаты постоянно нуждаются в притоке специалистов из других стран, где обучение студентов основано на иных принципах. В отличие от Америки, мы, обрушив собственную систему подготовки специалистов, вряд ли можем рассчитывать на массовый импорт мозгов. Да и экспортировать скоро станет некого.

Тесты ориентируют на примитивные решения и стандартные, единообразные, упрощенные ответы. Они могут более или менее успешно применяться в точных науках, хотя и здесь возникают проблемы. Однако 2 + 2 все же будет 4, независимо от экзаменационной методики. Напротив, в гуманитарных науках тестирование означает фактический конец соответствующей дисциплины как таковой.

"Изучение" литературы предполагает заучивание случайных деталей, по которым экзаменатор должен проверить, действительно ли студент читал произведение. Например, что было надето на Наташе Ростовой во время ее первого бала? Этих деталей может не помнить профессор, потративший всю жизнь на изучение творчества Льва Толстого, поскольку для понимания идейной или эстетической сущности романа "Война и мир" они по большей части не имеют значения. Зато именно на них будет отныне сосредоточено внимание ученика. От него не требуется хоть что-то понять. Надо лишь тупо заучивать конкретные детали.

С историей и того хуже. Тесты ЕГЭ предполагают знание дат и имен, ничего другого при подобной методике усвоить невозможно. Нужно механически зубрить, когда был основан Петербург и как зовут Петра Великого. Ни связи между фактами, ни их исторического значения понимать не требуется. А если и задаются смысловые вопросы, то они предполагают наличие одного заранее известного ответа, исключая всякие самостоятельные оценки и собственные размышления.

Дело, разумеется, не только в методике ЕГЭ. За ней стоит определенная философия жизни, по сути глубоко тоталитарная. Новая система сводит к минимуму произвол экзаменатора, но за счет еще более жесткого подавления личности экзаменуемого. Они оба становятся винтиками единой бюрократической машины, отстраиваемой на месте системы образования.

Часто приходится слышать, что гуманитарные дисциплины не совсем научны в привычном для физиков или математиков смысле слова. Но именно этим они и важны для общества. Их изучение необходимо для формирования мировоззрения, для развития личности, способности к компетентному самостоятельному суждению. Короче, для того, чтобы сделать из обывателя гражданина.

Но нашему государству, похоже, нужны не сознательные граждане, а биороботы, не задающих лишних вопросов. А вопросов они задавать не будут, поскольку все равно не умеют самостоятельно думать. Идеальные исполнители, не способные ни на бунт, ни на творчество. Безупречные избиратели, механически проставляющие галочки в бюллетенях - точно так же, как раньше они автоматически отвечали на вопросы ЕГЭ. Готовые ответы, готовые формулы, готовая идеология. Полное отсутствие альтернатив. Никаких сомнений. Никакого самостоятельного поиска. Никакого в конечном счете знания. Ибо историческое и социальное знание - не набор фактов, а понимание процессов.

В любую эпоху школьный курс истории составлялся исходя из требований господствующей идеологии. Но даже весьма тенденциозные советские учебники оставляли возможность размышления и самостоятельных выводов. Ориентация на тестирование убивает саму суть, смысл исторического знания. А факты, заучиваемые для тестов, позднее успешно стираются из "оперативной памяти" любого нормального человека как ненужный хлам, востребованный один раз в жизни и не имеющий никакой самостоятельной ценности. В конце концов, если я забыл, в каком году отменили крепостное право, мне об этом напомнят. Гораздо хуже, если я так и не узнаю, зачем и почему вообще его отменили...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно