Примерное время чтения: 5 минут
653

Лошадь - не дура, жокей - не садист

"Ипподром - не "лошадиный концлагерь", - сказал он. - Беговые дорожки не залиты кровью..."

ТАК отреагировал на публикации в "АиФ" (N 5, 7 за 2005 г.) директор Московского ипподрома полковник кавалерии Владимир ЖУКОВСКИЙ. Напомним, что на наших страницах с обвинениями в кровавой жестокости к животным в конном спорте выступал экс-телеведущий, независимый депутат Госдумы Александр Невзоров.

Вскрыв вену на шее коня, он припал к ней губами

- И ВСЕ-ТАКИ, Владимир Иванович, признайтесь, лошадь на ипподроме - только расходный материал для победы?

- Вы можете себе представить, например, чтобы перед атакой кавалерист слез с кобылы, встал перед ней на колени и начал ее просить: "Дорогая, поскакали на передовую! Правда, там стреляют немножко, но войди в положение!" Давайте скажем прямо: кто кем управляет, в конце концов?! И еще, имейте в виду, что у каждого народа - свое отношение к лошадям. Приведу пример из личного опыта: однажды на ипподроме под Чикаго я решил осмотреть ногу скаковой лошади. Она наклонилась и хотела меня "прихватить" за руку. И я ладонью шлепнул ей по щеке. А американцы-конники всплеснули руками: "Ах, этот русский бьет лошадь! Какой ужас!" А через три месяца я в командировке оказался на границе Тувы и Монголии. Мы ехали по пустыне, стояла жара, и вдруг мой спутник-тувинец слез с лошади, вскрыл ей яремную вену на шее, припал губами, попил крови, а потом спокойно и буднично залепил ранку землей. В Туве такое отношение к лошадям в порядке вещей.

- Но конный спорт - не война. Разве на ипподроме нельзя быть к лошадям "почеловечнее"?

- А как вы себе это представляете?! Конный спорт имеет тысячелетнюю историю. Все выверено до мелочей! Да и не мучается лошадь во время скачки. Посылы жокей, естественно, применяет, но их не сотня за скачку, а не больше десятка! И если судейской коллегии ипподрома покажется, что ударов слишком много, жокей будет дисквалифицирован. Для наблюдения за участниками существуют специальные бригады: одна - едет на машине параллельно скачке или заезду, вторая - находится на вышке, третья - снимает на видеокамеры.

- Насколько жокей заинтересован в том, чтобы выжать из нее все ради приза?

- Разве футбольному тренеру нужно, чтобы форвард команды забил двадцать мячей, а потом умер после игры? Это же его хлеб! Недавно в Париже прошел один из крупнейших заездов рысаков - "Приз Америки". Там был известный коннозаводчик Алекс Виндельштайн. Его "конюшня" оценивается в 200 миллионов долларов - это только стоимость одних лошадей! Когда его перед заездом спросили о шансах, он ответил: "Моя лошадь побежит, но у нее аритмия хода, и наездник сам примет решение, стоит выигрывать или нет". Заезд стартовал. Вскоре стало ясно: лошадь Виндельштайна могла стать второй: это приз в 400 тысяч евро. Но наездник отвернул и сошел с дистанции за 230 метров до финиша. После заезда он сказал в конюшне: "Мне дороже его нога"...

На Московском ипподроме, если лошадь прихрамывает, ее снимают с заезда

- А КАКОВ "процент отхода", потерь лошадей на скачках - смертей и травм, несовместимых с жизнью?

- Могу назвать конкретные цифры. В летний сезон на Московском ипподроме выступают до 1500 лошадей. "Процент отхода" их в прошлом году был "ноль". В позапрошлом - одна лошадь, серьезная травма ноги.

- Есть мнение, что лошадь не создана для того, чтобы пробежать больше 300 метров, - будто бы этого достаточно, чтобы убежать от хищника. И поэтому скачки - насилие над ее природой.

- Это не так! Я лично был свидетелем скачки на 18 километров. Тип джабэ, казахская лошадь, и я был поражен - после столь продолжительного галопа она даже не тяжело дышала.

И еще важная деталь: учтите, что у каждой спортивной лошади теперь есть хозяин, собственник. И жокеи, тренеры, конюхи ответственны перед ним. Более того, лошади на ипподромах очень даже недешевы. Это же десятки тысяч долларов! А призы на Московском ипподроме - на порядок ниже. Ну-ка, посчитайте убытки, если жокей даже ради сравнимого по сумме приза каждый раз будет загонять скакуна?!

- Одна из закулисных тайн конного спорта - скрытые болевые приемы, с помощью которых жокей подстегивает лошадь. Вы же не станете утверждать, что их нет?!

- Да, такие приемы есть, и я не хочу тут строить из себя святого. Но это - не система!

- Ну как же, а, например, "подбивка" - когда на тренировке бьют железной трубой по ногам лошади, чтобы она их вздергивала повыше, когда в прыжке берет препятствия?

- Не спорю! Есть даже спортивный термин - "подбить лошадь". Но все делается не так, как вы описали. Для "подбивки" используется специальная трубка, и смысл такого "удара" - испугать лошадь. А не болевой шок! Тут самое главное - звук. Жердь дребезжит (бамбуковая или тонкая дюралевая), и, когда лошадь касается ее ногами, звон такой, что "бьет" по ушам - хотя не так уж и сильно. Но для лошадиной чувствительности этого вполне хватает.

По большому счету, все взаимоотношения человека и лошади строятся на другом - "условных и безусловных рефлексах". Помните, как в фильме "Волга-Волга": "Я пятнадцать лет езжу на этой кобыле, и она каждый раз останавливается в конце улицы у пивного ларька!"

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно