Примерное время чтения: 5 минут
628

Иван Леонов - единственный в мире безрукий летчик

Шестнадцать советских летчиков, получивших увечья в боях, продолжали громить врага. Многие из них летали без ног, а 20-летний орловский парнишка Ваня Леонов стал первым в мире безруким летчиком...

БЫВШИЙ летчик-истребитель 82-летний Иван Антонович Леонов и по сей день живет, опровергая все законы. Пятьдесят девять лет назад ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Пятьдесят послевоенных лет наградные документы легендарного летчика пылились в архивах Министерства обороны с резолюцией: "Награда не вручена в связи со смертью в госпитале..."

Спустя много лет он совершенно случайно узнал, что в 1944 году ему была присвоена высокая награда. Документы в архиве нашлись, а вот в Кремле в 1995 г. ему сказали, что "неудобно" вручать награду несуществующего государства - СССР. И получил фронтовой летчик Иван Леонов Звезду Героя России.

"Господи, помоги!" - успел крикнуть Иван Леонов, вываливаясь из горевшего в воздухе истребителя

- ВО ВРЕМЯ Курской битвы в воздухе творилось что-то невообразимое: в небе было тесно от самолетов, - рассказывает Леонов. - Бои шли в два-три яруса. С обеих сторон в них участвовало более тысячи машин.

15 июня 1943 года меня сбили... на фотосъемке. В тот день, совершив пять боевых вылетов, я, как обычно, заснул под крылом самолета. Разбудил командир Иван Шестак: нам предстояло провести разведку и отснять на пленку скопление вражеских эшелонов под Орлом. Возвращаясь с задания, увидели, как ниже нас метров на двести идут два "Фокке-Вульфа-190". И мы не удержались от соблазна. После первой атаки один самолет я завалил. И сразу из-за облака появились 4 точки, моментально превратившиеся в "фоккеров". Взяв меня в клещи, они начали долбить из пушек и пулеметов. Вертелся я в воздухе, как карась на сковородке. Одна из очередей попала в приборную доску. Стеклянные осколки брызнули в лицо, а левая рука повисла плетью: свинцовые осколки разворотили плечо, комбинезон промок от крови - хоть выкручивай. Когда очнулся, в кабине уже полыхал огонь. Выход был один: прыгать методом "самоотрыва", а для этого необходимо оттолкнуться от самолета ногами. Я согнулся в три погибели, уперся правой ногой в штурвал и с криком "Господи, помоги!" прыгнул. Меня пулей выбросило из кабины. Так высоко, что даже винта не задел, иначе бы превратился в "мясной фарш".

Только вот "фоккер", сбивший меня, не отстал, несколько раз прошел мимо. Я даже лицо пилота видел - он пытался крылом порвать стропы парашюта. Был у них такой способ "игры" с нашими сбитыми летчиками, когда от легкого прикосновения натянутые стропы лопались в воздухе, как нитки. Немец засадил очередь из пулемета в купол моего парашюта, сделав 4 дырки. И в меня, гад, попал. И ушел в сторону, видимо, посчитав, что мне конец. Лечу я на дырявом парашюте, а кровь хлещет из плеча, стекает на сапоги...

Приземлился на нейтральной полосе, плюхнувшись в яму с водой. Пришел в себя от беспорядочной стрельбы: бой с немецкими летчиками продолжался на земле. За полчаса до моего падения рядом, метрах в ста, приземлился немецкий летчик, самолет которого я сбил при первой атаке. Живой, невредимый. Вижу, руками машет в сторону своих. И тут началась такая заварушка! Наша пехота старается помочь мне, а немецкие солдаты пытаются вытащить своего. Их атаку, как потом мне рассказали, пытались отсечь даже "катюшей". В общем, пехота, буквально зубами вцепившись в плащ-палатку, вытащила меня из болота. А немецкого летчика наши автоматчики грохнули. Сначала хотели взять его в плен, но немец отстреливался до последнего патрона. Дурак! Может быть, и сейчас пил бы свое пиво...

В воздухе Иван Леонов "отстегивал" от плеча "дюралевую руку" и клал ее на колени

ПОСЛЕ ранения его признали негодным к летной работе, но на службе он остался. И закончил войну Иван Леонов в звании старшего лейтенанта в эскадрилье связи, летая на "По-2"!

- Я перелопатил десятки вариантов протезов, с помощью которых мог бы управлять самолетом, - вспоминает Леонов. - И помог мне авиатехник Женя (он до сих пор живет в подмосковном Жуковском). Вместе мы придумали дюралевую трубку, которая ремнями крепилась на плече - типа "седла" с защелкой. Протез я пристегивал к "хомуту на плече" в одну секунду, как обычную одежную кнопку.

* * *

После Победы однорукий летчик лихо ездил на мотоцикле, до сих пор управляет автомобилем (водительский стаж - 50 лет).

Родители называли его последышем, так как Иван был в семье тринадцатым ребенком. Он окончил педагогический институт и работал в трех детских домах, воспитал и обучил различным специальностям более 15 тысяч сирот, отцы которых погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Вместе с женой вырастил двух родных дочерей и пятерых приемных детей. Сейчас у него, как говорится, на семейный круг 14 внуков и внучек, 2 правнука.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно