Примерное время чтения: 5 минут
130

КОММЕНТАРИИ. Земля не терпит пустоты

Еще совсем недавно с экранов ТВ и с газетных страниц на нас лавиной обрушивалась информация о ходе посевных работ, о покосах и надоях. И что примечательно: чем больше партия и правительство боролись за урожай, тем меньше становилось продуктов в магазинах. Не спасала и тотальная мобилизация горожан на эти бесконечные битвы. Сейчас такой информации почти нет, а без нее и тревожно, и неуютно: может, и сельского хозяйства у нас не стало? Что ни говори, а картошка и капуста роднее и привычнее, чем бананы и рис от "Анкл Бенс".

ВПРОЧЕМ, основную массу населения особенно не волнует, вызрели зерновые под Урюпинском или нет. На государство уже не уповают, в крайнем случае коммерсанты накормят - были б деньги. Но с деньгами нынче туго, вот и потянулся народ к земле.

...Георгий Константинович, 71 год отроду, убежденный "беспартийный коммунист", в Москву из деревни перебрался в 49-м. Жизнь, как считают он и его жена, прожили не зря: приличная пенсия, двухкомнатная квартира на двоих, паркет, ковры, телевизор, магнитофон и т. д. Лет 10 назад вышли на пенсию и купили за 500 рублей кирпичный дом в деревне за Тулой. Прошлой субботой ехал он к себе на дачу в душной, битком набитой людьми электричке и рассказывал о том, как при Сталине жилось хорошо. "Что же это вы из деревни-то тогда драпанули?" - спросил его кто-то. "Так ведь жрать нечего было".

Одной из величайших трагедий послевоенного времени, - считает историк А. Сазонов, - было окончательное отлучение людей от земли. Сотни тысяч, а может, и миллионы отвоевавших молодых мужиков с семьями или в одиночку устремились в города, на заводы. Всеми правдами и неправдами устраивались на работу, мыкались по общежитиям и частным углам, можно сказать, жизнь свою угробили на обустройство, так толком ничего и не увидев в этой жизни. А теперь на склоне лет, как, например, мои старики, зимними вечерами только и мечтают о том, как поедут на дачу, что сеять будут и какое варенье варить. Нынче на поля и огороды людей не гонят. Они сами бегут. Так бегут, что ОМОН вынужден охранять колхозные поля. По данным Роскомзема, только за последние два года около 54 млн. россиян получили 10 млн. земельных участков. Много это или мало?

Наверное, мало, коли набеги совершаются не только на колхозные поля, но и на огороды дачников. И дело здесь, пожалуй, не только в алчности, желании поживиться за чужой счет. Статистика свидетельствует, что из 210,1 млн. га, занятых под сельскохозяйственное производство, под сады и огороды, под личные подсобные хозяйства отведено всего 7,2 млн. га. Причем в основном это бросовые земли - бывшие карьеры, осушенные болота и т. д. Прокормят ли эти земли или хотя бы подкормят 108-миллионное городское население России? Сторонники нынешних колхозных форм хозяйствований уверены, что нет. Тогда почему пустеют по выходным большие и малые города, что гонит людей на землю?

"Земля - это здоровье нации, - сказал нам военный психолог В. Аристов. - Сейчас тысячи военнослужащих, уволенных в запас (а это в основном еще молодые и крепкие люди), осели на земле. Посмотрите, какие дома они строят, какие хозяйства заводят! Земля, как вакуум, не терпит пустоты, и прекрасно, что народ потянулся к ней. Вообще процесс раздачи участков населению, пожалуй, можно приравнять к переселению из бараков в 60-е годы. Этого еще не оценили".

Кстати, о 60-х... Многие, наверное, еще помнят, как по московским квартирам ходили крестьяне, предлагая молоко, творог, ягоды и фрукты со своих приусадебных участков. Сегодня молоко в дверь горожан не стучится, но оно уже рядом с большими городами: за 2 тыс. руб. 3-литровую банку парного можно купить практически на любой большой и малой дороге. На ближних подходах и другие фрукты-продукты. Только тяжело им пока пробиться на прилавки городских рынков, которые заняты кавказскими и среднеазиатскими бывшими братьями по Союзу, торгующими бананами и ананасами.

Глядя на то, как городские "пашут" на своих крохотных участках, похоже, и деревенские начинают "шевелиться". (См. статью на с. 5.) А почему бы, собственно, и не шевелиться, если, например, курские или орловские мужики на одних огурцах и яблоках еще два года назад зарабатывали по 80 - 100 тысяч за сезон? Сколько это в нынешних-то деньгах? Так что с голоду, пожалуй, не помрем, но и досыта Россию пока не накормим, поскольку "упирается" деревенский люд в основном пока на своих личных угодьях.

На селе сегодня, по данным Госкомстата, проживает примерно треть населения России. Казалось бы, немало. "Дело не только в количестве, но и в качестве, - говорит социолог Ю. Попов. - Невозможно подсчитать, сколько за последние 20 лет потенциальных крестьян были превращены в "лимиту" больших городов, сколько рецидивистов отправили города "за 101-й километр".

Ну что ж, какие есть. Пусть не все 40 млн. селян можно назвать крестьянами. Но ведь сколько-то миллионов рук, изуродованных непосильным ручным трудом, добывают для России хлеб, а их владельцы ждут от государства умного Закона о земле.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно