Примерное время чтения: 7 минут
146

ЛИЧНОСТЬ В НАУКЕ. Женщина, которая "вправляет" мозги

Наталия Петровна БЕХТЕРЕВА - создатель Центра мозга, академик двух академий - медицинской и Российской академии наук. Выдающаяся женщина в науке - это сенсация. А если эта женщина еще и делает сенсационные открытия - это сенсация вдвойне.

- Ваши научные открытия опровергают учение Дарвина и утверждают инопланетное происхождение мозга.

- Кто доказал, что неандертальцы - переход от обезьяны к человеку? Это может быть тупиковая ветвь. Уж больно их мало. Где-то какую-то косточку нашли, сильно обрадовались и решили, что это переходная ступень к человеку. И кто сказал, что на другой планете идет развитие иначе? Человек - удачное создание природы, хотя он сам себе вредит, как может. Я не могу гарантировать вам инопланетное происхождение человеческого мозга, но, занимаясь этой областью много лет, я остановилась перед стеной, которую современными методами, самыми совершенными (а они у нас есть) не пройти. Нужен, скорее всего, новый методологический скачок. И немного понимания того, что находится в Зазеркалье. Иначе как объяснить состояние измененного сознания, которое мы сейчас исследуем? Я пришла к этой мысли и потихоньку в своих работах об этом писала. И все жду, что на меня обрушатся всерьез и будут ругать, но, вероятно, просто людям лень.

- А может быть, ученым мужам мешает самолюбие поверить, что такое открытие сделала женщина? Вам не кажется, что это мы - оттуда, а они - от обезьян?

- Вот это к космосу никакого отношения не имеет. Мы из одного теста сделаны, хотя разница между мужчиной и женщиной есть. Женский мозг отличается от мужского анатомически. Но анатомическая разница и в теле есть, и в руках. Ну и что?

- Значит, у мужчин все же больше извилин?

- Какое это имеет значение, если и женщины, и мужчины используют лишь мизерную часть своего мозга. И если говорить о разнице между мужчиной и женщиной, то я бы сказала, что разница есть статистическая, хотя я не люблю статистические закономерности, за ними всегда прячутся многие интересные индивидуальности. Вот по статистике мужчины и женщины различны по склонностям.

- По склонности воспринимать сначала чувством, потом умом. Как вы относитесь к тому, что женщина живет сердцем, которое, как известно, с умом не в ладах?

- Я не считаю это правильным... Я убедилась в этом на собственном опыте. Нам пришлось осваивать нехоженый пласт в науке, мы изучали не строение, а законы деятельности живого человеческого мозга. Обычно я предлагала дорогу, зная, куда мы придем, как если бы у меня в руках был задачник с ответами. Я никогда ответ не говорила, но всегда знала. А затем выстраивалась вся цепочка исследований. У меня гораздо сильнее интуитивное мышление, чем рассудочное. Стратегию я строила на интуиции, а тактику - на разуме. И мне от этого всю жизнь было хорошо.

- Сильный характер - это результат ваших жизненных испытаний: репрессия родителей, блокада?

- Воспитать сильный характер, мне кажется, невозможно. Если человека поставить в экстремальные условия, он либо проявит характер, либо сломается. Характер корректируется жизнью, но чаще с сильным характером рождаются. Другое дело, что он проявляется только в соответствующих ситуациях. У меня были такие. Первый раз в 24 года, когда моего шефа, относящегося к орбелевской школе, пытались лишить работы (это было время торжества Лысенко). Один за другим вставали люди и говорили, что он занимается лженаукой. Я послушала их, поудивлялась, встала и сказала, что у нас хорошая наука и так далее. Ведущий заседание Владимир Николаевич Шамов подвел итог: таким образом, выступающие подтверждают, что у нас правильная линия исследований. И так как его уважали и порядочно боялись, никто другого не сказал.

Вторая ситуация была недавно, когда при НИИ начали создавать советы трудового коллектива. СТК получал право контролировать науку, а он сплошь состоял из младших научных сотрудников, из неудачников. Для меня эта ситуация была повторением лысенковщины. И тут я стала насмерть. Но если в молодости мне нечего было терять, как говорили (хотя, как нечего, ведь я оставалась без места), то теперь я была академиком, терять было что. Дальше уже все забыли, что началось с СТК, во главу угла поставили наше отделение от Института экспериментальной медицины, дошло до того, что вешали листовки, что меня ждет участь Чаушеску.

- Наталия Петровна, как вы относитесь к эмансипации?

- Форма эмансипации, та, которая сейчас, мне не очень нравится. У нас, где официально объявлено равенство мужчин и женщин раньше всех, оно только декларируется. Я за то, чтобы женщина имела равные возможности с мужчинами, чтобы могла сама выбирать, что ей ближе.

Если женщине хорошо дома, нравится возиться с ребенком, и на здоровье, и прекрасно. Я к такой женщине отношусь с большим почтением. При всей моей большой любви к сыну, я дома сидеть не могла, мне обязательно нужна была работа. Мне повезло в жизни: после аспирантуры и первых четырех лет работы стала заниматься тем, чем хотела, а это вещь совершенно особенная.

- Но вряд ли ваш путь в науке был усеян розами.

- Давайте договоримся, я говорю не о себе, а об общем опыте. Женщина в науке должна быть обязательно на голову выше своих коллег-мужчин или сделать что-то в новой области, рассчитывая на продвижение, чтобы самой решать, чем заниматься. Еще в аспирантуре добрый руководитель может сделать скидку женщине, но, скорее, он постарается от нее избавиться.

- И все же, когда женщина занимает необычное для нее положение в обществе, многие относят это скорее к обстоятельствам, чем к самой женщине. У вас таким "обстоятельством" был дед - Владимир Михайлович Бехтерев.

- С дедом у меня отношения сложные. Если я, например, сдавала хорошо экзамен, к которому мой дед, умерший в 27-м (я родилась в 24-м), не имел никакого отношения, говорили: "Подумаешь, что тут особенного, из такой семьи!" А если что-то делала не так, а я много чего в жизни делала не так, не всегда шла стандартной дорогой, тогда говорили: "Подумать только, из такой семьи, какой ужас!"

Поэтому, когда у меня родился сын, я с легким сердцем дала ему фамилию отца, хотя можно было говорить о продлении династии, но, кроме ответственности, это большая тяжесть.

Когда я стала академиком, мне подарили портрет деда, и только тогда рискнула повесить его у себя в кабинете. Это не значит, что я стала ровней своему деду, в нашей области, я думаю, ему равных нет, но тогда уже никто не мог сказать, что я чего-то добиваюсь.

- В молодости многие женщины - личности, но выходят замуж, рожают детей - и куда что девается.

- Женщина чаще всего сама помогает себе перестать быть личностью, по крайней мере, по проявлению внешнему. Перед ней часто стоит выбор: подчиниться, чтобы сохранить дом, семью, или не подчиниться - остаться с ребенком одной. В таких случаях большинство выбирает подчинение, чтобы спасти ситуацию. Чем они за это платят? Иногда здоровьем: состояние стресса переходит в болезнь.

Но бывает, что женщина не ломает личность, а на какое-то время дает ей "поспать". И знаете, как интересно устроен мозг, в любом возрасте, если человек здоров и у него ясная цель, мозг готов работать.

- Пока, к сожалению, больше "спящих", которые только и делают, что жалеют о прошлом.

- Чисто женская черта - жалеть о прошлом, и это очень портит то будущее, которое женщине осталось с момента, когда она начала жалеть о нем.

- Но куда деться от женской психологии?

- Я вам скажу, только вы не поверите. Читайте Евангелие. В Новом Завете удивительная мудрость. Только сначала надо читать, чтобы знать, а потом читать - и раздумывать.

Беседу вела Людмила ИВАНОВА, Санкт-Петербург.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно