Примерное время чтения: 4 минуты
254

ДВА МИРА - ДВА ОБРАЗА ЖИЗНИ. Немцы в Сибири и в Германии

Под долгие обещания полной хозяйственной самостоятельности и воссоздания Поволжской республики паковали узлы и чемоданы сибирские немцы поселка Мирный, пригнанные сюда во время войны. Ехали в Германию. Бросали дома-игрушки, сбывали нажитое добро, не жалели. Казалось, уедут все, поэтому поселок уже начал принимать беженцев из Казахстана. И вот событие для сидящих на чемоданах: в Мирный вернулась из Германии одна семья и собираются возвращаться еще три! Для одних этот поселок в Коченевском районе Новосибирской области так и остался проклятой тюрьмой, а для других стал родиной. Чужбиной оказалась гостеприимная Германия.

ПОЧТИ четыре года назад, когда я писала про попытки жителей Мирного получить самостоятельность, меня поразили не только дома поселка и море цветов. Многие жители буквально рвались в Германию, разочаровавшись в возрождении своих прав на земле, где родились и жили. Навсегда запомнились семь тополей у дома Артура Фельгендреера, бывшего пленного немца, 40 лет отдавшего Сибири, который вместе с женой, саратовской немкой, посадил их в честь семи сыновей, родившихся в Мирном. Среди сыновей Фельгендрееров были три учителя, бригадир, шофер, слесарь и скотник. Старики еще сомневались, а молодые настаивали на переезде в Германию, где у Артура Фридриховича остались брат, сестры и могилы родителей.

Запомнилась мне тогда и душевная боль Ивана Гейнца, директора местной школы. Отец Ивана Михайловича сгинул в трудармии, а мать с грудным ребенком попала в Нарым на лесоповал, где, чтобы выжить, родила Ивану еще двоих братьев, за кусок хлеба, от тех, кто помог не умереть с голоду. И вот, когда она всех троих подняла, изработалась до последнего, в свои 70 с лишним лет не имела никакой пенсии. 49-летний Иван Гейнц, к тому времени во многом разочаровавшийся, уже вышел из КПСС и тоже собирался уезжать в Германию вместе с четырьмя детьми и их семьями, хотя больно было и браки у детей уже смешанные...

И вот только через четыре года после этих моих встреч, в мае нынешнего, Мирный, наконец, получил свободу. Более 200 человек подали заявления на образование фермерских хозяйств, то есть вышли с земельной долей и имущественным паем и зарегистрировали самостоятельное хозяйство - ТОО "Мирное". В это общество на определенных условиях отдали свои паи многие пенсионеры.

Значит, добились того, чего хотели? Но большой радости от этого известия у меня лично не было. Около 30 человек из поселка за это время уехали в Германию. Нет в Мирном Фельгендрееров. Уехал со своими и Иван Гейнц. Еще около 20 человек снова "сидели на чемоданах". Правда, пока почти 70 процентов жителей поселка - по-прежнему немцы.

Событием для сельчан стало недавнее возвращение в Мирный из Германии молодой семьи механизатора Андрея Гердта - его жены Надежды и их двоих детей. Им удалось вернуть свою прежнюю квартиру, которую не успели заселить. Андрей и Надежда Гердт уже работают, купили новую мебель, и в поселке помогали им, чем могли: кто выделил из своего хозяйства теленка, кто - кур.

Вслед за этим пришло известие от агронома Виктора Ганикеля: едет из Германии его семья, его сестры и родители.

- Почему возвращаются? Не могут привыкнуть, хоть и в магазинах все есть. Другая у нас система, другая жизнь, - рассказывал глава Краснотальской администрации Виктор Ганикель. - Даже к пунктуальности немецкой, к официальным бумагам, говорят, привыкнуть сложно. Чувствуют себя там вечными гостями, а дома, мол, хозяевами были. Дядя мой приезжал из Германии, во двор вышел, вот здесь, говорит, я дома. Многие у нас сегодня задумались: а надо ли спешить сниматься со своей земли?

Обрети Мирный свободу раньше, может, и не пришлось бы ему сегодня встречать своих земляков, уехавших в Германию. И жалеть о тех, кто уже не вернется...

Зоя ЛАВРОВА, Новосибирская обл.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно