74

КОММЕНТАРИЙ. Жить опасно

"Ты знаешь, что такое постоянно ходить с телохранителем даже в сортир, не говоря уже о презентациях или приемах?- спросил меня за рюмкой в одном московском казино преуспевающий бизнесмен, облегчивший несколько минут назад, после игры в рулетку, свое портмоне на тысячи долларов. - Или все время думать о том, что с твоими близкими может что-нибудь случиться...". В этих словах ощущались безысходность и страх за свою судьбу.

"ЖИЗНЬ - КОПЕЙКА"

УБИТЬ человека сегодня действительно ничего не стоит. Заказное убийство политического деятеля в России обойдется в среднем в 70 тыс. долларов, то есть в сумму, которую за вечер проигрывают в казино, и довольно часто, крутые бизнесмены. Что же тогда говорить о простых смертных? Во что оцениваются их жизни и оцениваются ли они вообще?

Жить сегодня действительно стало страшно. Страшно оттого, что самое дорогое - человеческая жизнь стала измеряться деньгами. Стоимость ее соизмеряется с ценами, которые платят киллерам за заказные убийства.

Если раньше акты терроризма, как кадры из боевика, мы смотрели в репортажах, отснятых за рубежом, то сегодня терроризм вместе с рыночной экономикой прочно вошел в нашу жизнь. Сообщения в печати о том, что убит очередной коммерсант, уже не вызывают ни у кого шокового состояния и читаются как сводка Гидрометцентра. Теракты воспринимаются как нечто привычное и обывателями, и силовыми структурами, беспомощно разводящими руками и объясняющими подобные факты как результат очередных мафиозных разборок.

ДЛЯ СПРАВКИ. Только за январь - март 1994 года зарегистрировано более 644 тыс. преступлений, одна пятая часть из которых относится к тяжким. Но самым печальным является то, что 50% из зарегистрированных преступлений остаются нераскрытыми. Мало того, что безнаказанность страшна сама по себе, она развращает даже тех, кто не склонен к преступлению.

Сегодня нас обманывают все, кто способен обмануть. Обманывает государство, обманывают коммерческие и акционерные общества, собирая деньги у населения и не выполняя при этом своих обязательств. Тот, кого вы всю свою жизнь считали своим другом и доверяли, как самому себе, вдруг исчезает с большой суммой ваших денег в неизвестном направлении.

Мы вдруг перестали ощущать надежность нашей милиции, о которой всегда говорилось, что она, родная, нас бережет...

Оказывается, что беречь нас сегодня некому. МВД создает одно спецподразделение за другим, наращивает свои кадры, а на улице после 21 часа можно схлопотать по голове и от бандитов, и от того же спецназа или ОМОНа, если ты, к примеру, не очень ретиво раздвинул ноги при обыске.

Мнение офицера В. Кийко из московского ОМОНа:

"Сейчас наступает очередной этап приватизации, когда предприятия пойдут за деньги (а преступным кланам их надо легализировать, и "разборки" ожидаются очень крутые), Но ситуация будет под контролем: у нас есть и опыт, и президентский Указ, так что беспредел вряд ли сможет утвердиться, хотя будут отдельные громкие дела.

Мы будем заниматься своим делом, но если кто-то видит, что готовится преступление, он должен сообщить нам. Ведь, не дай Бог, завтра беда может случиться и с ним."

ДВОРОВАЯ МИЛИЦИЯ

ПРИ всей трагичности сегодняшней криминальной статистики, иногда нет-нет да и закрадывается мысль: может быть, это тот урок, через который нам всем надо было пройти? Как ни крути, а если исключить обычную уголовку, то немалая доля нынешней криминальной волны приходится на область коммерческой дисциплины.

Очень многие страсти проистекают из того, что кто-то элементарно не оплатил кредит, долг, поставки.

Никто не оправдывает ни террориста, ни убийцу - какие бы экономические причины его на это ни толкали. Но многие проблемы между экономическими субъектами решаются сегодня между "крышами" - нередко без крови. Может быть, это и есть те первые принудительные уроки деловой надежности, которые сегодня так необходимы нашей экономике?

Но в любом случае надо требовать большей решительности от государства, которому мы все платим налоги и имеем право на обеспечение своей безопасности. Может быть, если бы за умышленное убийство, за терроризм, захват заложников наказанием являлась только смертная казнь, многие поостереглись бы идти на преступление. (Впрочем, страшно и другое: коррумпированность нашей милиции, которой куда безопаснее гонять бабок за торговлю у метро, чем ликвидировать преступные группировки.)

И все же есть выход. Не только организовывать то, что называется "народными дружинами", но и охранять собственные дворы и подъезды. И даже более того - не дожидаясь, когда припечет по-настоящему, мужчины подъезда, дома, двора могли бы объединиться, зарегистрировать свое "охранное агентство" и получить разрешение на оружие. Тогда "кисло" станет тому, кто попытается противопоставить свой преступный умысел воле народа.

"Что с этой чумой делать, как одолеть преступность? Призывы к народу о создании дружин - этого мало, - считает Т. Гдлян. - Нужно усиливать всю правоохранительную систему. Главное в борьбе с мафиозными группировками и с преступностью в целом - это создание федерального следственного комитета, чтобы было с кого спрашивать. И тогда все встанет на свои места. Следственный комитет будет расследовать, прокуратура осуществлять надзор, суд - правосудие, милиция обеспечивать общественную безопасность, адвокатура - заниматься защитой и т. д. Словом, появится система. Сегодня у нас все занимаются борьбой с мафией, начиная от пенсионерки Марии Ивановны и кончая Президентом России. Правильно. Но это лучше делать на профессиональном уровне".

"Я надеюсь, что к власти придут люди, которым действительно будет дорог правопорядок, дорога Россия, - говорит бывший начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью А. Гуров. - Я оптимист, и думаю, что это обязательно произойдет. Я верю, что мы будем жить в нормальном, не криминализированном государстве, что беспредел не будет длиться годами, а страна не превратится в группу карманных воров".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно