Примерное время чтения: 8 минут
559

Джохар Дудаев: "Брать силой чеченцев - занятие бессмысленное"

Президент Чечни Джохар ДУДАЕВ - частый гость на страницах "АиФ". Всегда он отвечал на наши вопросы живо, конкретно, разумно. Однако в этот раз (5 декабря вечером) в голосе бравого генерала чувствовались усталость и скорбь.

- Джохар Мусаевич, как вы оцениваете нынешнее положение в республике?

- Как стабильное, управляемое и полностью контролируемое. Идет нормальный процесс восстановления народного хозяйства, снова налаживаем производство. Но, с другой стороны, чувствуется очень высокое напряжение от воздушных налетов. Народ готовится защищаться.

- Видимо, поэтому вы создали батальоны смерти?

- Другой силы, чтобы защитить себя, чеченский народ не нашел. У нас нет вооружения, военной техники, военно-промышленного комплекса. Нас оставили голыми, поэтому нам пришлось создать смертные батальоны.

- Ваш прогноз на обозримое будущее?

- Я боюсь сам себе признаться в том, что ситуацию уже довели до такой степени, при которой она все-таки может выйти из-под контроля.

- Кто довел?

- Российское руководство.

- Можно поконкретнее - Минобороны, администрация Президента, правительство?

- Сейчас мне трудно сказать - кто. Но в государстве есть высшее политическое руководство, которое и должно нести ответственность.

- Ваше отношение к Обращению Ельцина?

- Я не знаю Обращения Ельцина. Я его не читал, не видел и не слышал. О каком Обращении идет речь?

- О том, что надо сдавать оружие, расформировывать вооруженные формирования, как ваши, так и оппозиционные...

- Какая ерунда! Да, нужно сдавать оружие. А зачем Россия его раздавала? Конечно, остатки банд надо разоружить совместными усилиями. И российское руководство несет ответственность за то, чтобы бандформирования не пошли по всему Кавказу, а то и в Россию, и там не совершали бы разбои. Это наша совместная задача. Но о какой такой оппозиции, интересно, вы спрашиваете? Нет у нас никакой оппозиции, дорогие вы мои! Идет спланированная акция под руководством высшей политической военной специальной власти России. Идет вооруженное вторжение в город Грозный, более 150 единиц бронетехники, из них 57 тяжелых танков, все экипажи русские, российские. Самолеты российских Вооруженных Сил наносят ракетно-бомбовые удары по населенным пунктам, по жилым кварталам, а то и просто так, для удовольствия. Уничтожены психиатрическая больница, строящаяся детская поликлиника, аэропорт... Весь мир теперь знает, что идет открытая военная агрессия с применением самых совершенных средств вооруженной борьбы.

- Был налет и на квартал, где проживаете вы с семьей...

- Уже четырежды. Бьют по жилым кварталам. Ну ладно, меня бы убили (если надо, я и сам застрелюсь), но при чем тут соседи, мирное население? Бьют крупнокалиберными бомбами - дети с оторванными руками. Мои близкие, жена, дети - все дома. А что нам делать? Мы не можем убежать. Я и сам никуда не убегаю.

- Каков, по-вашему, возможный исход событий?

- Нормальный исход событий - это сесть за стол переговоров и разрешить все наши спорные вопросы правовыми методами, спокойно, без ажиотажа, без суеты или нагнетания обстановки. Я считаю, что другого пути для нормальных людей нет. А если руководствоваться больным или воспаленным воображением, а не разумом, так никакие мирные переговоры невозможно вести.

Но я сейчас обеспокоен вот чем. Вы думаете, что вы там очень легко сидите, что вы далеко. А беда-то у вас ближе, чем даже у нас. Руководители разного уровня России делают заявления о том, что в отношении Чечни будет силовое решение. Так вот, на этом нагревают руки другие силы и под видом чеченцев готовятся решить свои вопросы в Москве и в России, что может иметь для вас тяжелые последствия.

- Есть у вас по этому поводу какая-то конкретная информация?

- Я вам ответственно заявляю, что в Москве готовится серьезный удар. У меня есть не только информация, а уже заготовленные варианты. Возможны крупномасштабные диверсии, в которых Москва захлебнется. От вариантов, которые готовятся, у меня мурашки по коже бегут. И все это разыгрывается на нашей карте, на чеченской.

- С чьей стороны это возможно?

- Это вы уж сами смотрите. Правительству России рекомендую убрать крохоборов, которые сейчас там взвинчивают обстановку, и заняться вопросами пресечения дальнейшего наращивания военной истерии.

- Как вы решите судьбу военнопленных?

- Я вам ответственно заявляю, что критический момент, когда их могли расстрелять, уже прошел. Этого я опасался. Народ полностью отдал их под мой контроль. Это обыкновенные жертвы - военнослужащие, поставленные в нищенское положение, которыми торгуют, как сутенеры торгуют дешевыми девками. Их поставили в унизительное положение - иди воюй, убивай! Вины их в том я не вижу. Это жертвы трагедии, и делать на них свою политику мы не собираемся. Естественно, они сами опасаются, что сейчас в России их будут преследовать. Поэтому мы и потребовали, чтобы Правительство России дало гарантии, чтобы их не преследовали и обеспечили безопасность их семей. После чего мы готовы передать их официальным властям России.

- Почему вы в свое время настаивали на том, чтобы отстранить Шахрая от заключения договора Чечни с Россией?

- Я вам ответственно заявляю, что не мог настаивать и не имел на это никаких прав. Если вы хотите знать, то Шахрай из всех российских нечистоплотных политиков мне больше всего нравится, у него открытая позиция. А все остальные действуют за ширмой. И никаких претензий у меня к Шахраю не было и нет. Я отправил к нему своего вице-премьера, они встретились. Но как только российские политики увидели, что через Шахрая можно решить чеченский вопрос, тут же Шахрая выкинули и пошли бомбить Грозный.

- Как будут складываться отношения России и Чечни? Чечня сейчас находится в составе России или нет?

- Чечня никогда не находилась в составе России. Когда Россия придет к правовым отношениям, обеспечит защиту прав и свобод граждан, откажется от насилия и даст международные гарантии, гарантии того, что имевшее место насилие не пройдет безнаказанно, вот тогда мы не только не выйдем из России, мы от вас не отлепимся. Но в такую Россию, где сегодня каждый, кто хочет, создает собственные силовые структуры, где никто не контролирует ситуацию, все прячутся друг за друга и никто не подчиняется высшей законодательной власти, - при таком разбое и разврате права и законов кто же войдет в вашу Россию?

- Какова будет судьба Лабазанова, Гантемирова, Хасбулатова? Вы готовы простить им все грехи, чтобы достичь согласия?

- Лабазанов и Гантемиров - законченные уголовники, преступники, совершившие тягчайшие преступления еще до 90-х годов, и они должны преследоваться по закону. Тюрьмы России по ним больше плачут, чем тюрьмы Чечни. Убийствами и преступлениями они занимались в основном на территории России. Это ваше дело, что вы с ними сделаете.

Что касается Хасбулатова, то против него возбуждено уголовное дело. Но мы пока не знаем: вменять ему сейчас то, что он сидел на телевидении и лепил лепень всякую, или нет. Если за то, что он говорил, нужно преследовать по закону, то будем его привлекать. А так - это ваш гражданин, преступление он совершил на вашей территории. Он в вашей власти. Зачем он нам нужен?

- Вы ставите какие-то условия для переговоров с Россией?

- Мы никогда не ставили в переговорах с Россией никаких условий. Мы только говорим: давайте сядем и все наши вопросы спокойно решим. Если не в состоянии сами, давайте пригласим наблюдателей, посредников, которые нас рассудят.

- Джохар Мусаевич, один из нас был свидетелем того, как чеченцы из отряда Саидрахмана Башкаева, не имея бронежилетов, а многие даже не имея огнестрельного оружия, в сентябре бросались под танки оппозиции.

- Чудеса героизма были продемонстрированы и в ноябре. Это восемь смертников, которые с именем Всевышнего на устах бросились под танки со связками гранат. А один бросился фазу под два танка. Две гранаты подвязал к ноге, три - к верхней части туловища и бросился так, что гусеница одного танка попадала на ноги, а идущий за ним танк - на грудь. Так он выполнил свой долг. Четырнадцатилетний мальчик подбил четыре танка в упор. Так что танками чеченцев не испугаешь. Во время воздушной бомбардировки люди пытались достать самолет автоматами и пистолетами. Старики махали палками. Не убегали в укрытия. Брать силой чеченцев, на мой взгляд, - занятие бессмысленное.

После Юшенкова приехала к нам делегация Жириновского. Выступила на митинге. Народ слушает их, надеется... митингующие даже потребовали от меня, чтобы я обязательно принял эту делегацию и чтобы передал военнопленных именно им. Вот я сейчас и выполняю обязанности, возложенные на меня митингующими.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно