368

ИДЕАЛЬНОЕ СООТНОШЕНИЕ ОБЪЕМА ТАЛИИ И ОБЪЕМА БЕДЕР У ЖЕНЩИН СОСТАВЛЯЕТ 0,67 - 0,8. Культ красоты

Как бы ни отличались неповторимая египетская царица Нефертити от античной Венеры Милосской, прекрасная флорентинка Симонетта - от таитянских красавиц Гогена или великолепные пышнотелые женщины, воспетые Рубенсом, от спортивного типа нашей современницы - все они олицетворяли эпоху, на них старались быть похожими, они были образцом, идеалом красоты. Что объединяло их, таких разных, какими они были и что делали для того, чтобы ими восхищались и гордились целые народы?

КАЖДОЕ поколение определяло свой идеал красоты, и в первую очередь это касалось женщин. Потому ли, что мужчины были абсолютно уверены, что с ними-то уж точно все в порядке, или из чисто эгоистического постулата "Главное, чтобы нам было на что смотреть", но так уж получилось, что во все времена именно они были ценителями женской красоты. Началось все с Париса, именно он вручил Афродите яблоко с надписью "Прекраснейшей". Уже тогда не все с ним согласились (к тому же прекраснейшую потом уличили в употреблении пудры и губной помады), и споры о том, что красиво, а что не очень, ведутся до сих пор.

Бодлер считал, что красота состоит из двух элементов: одного - вечного и неизменного, а другого - относительного и временного, того, что дает данная эпоха: мода, вкусы, страсти, господствующая мораль. Непременным условием "вечной и неизменной красоты" были и остаются симметрия, гармония, взаимное соответствие всех черт и пропорций.

Однажды одна известная переводчица, которая была нехороша собой, но обаятельна, увидев молодую даму, жену литератора, хмыкнула: "Хорошенькие нынче не в моде". Не потому, что она была некрасива и ревновала к каждой красивой женщине, а потому, что бывают эпохи, когда классическая, милая красота не воспринимается, когда хочется чего-то острого, пряного...

ПОЧЕМУ МАРС ПОЛЮБИЛ ВЕНЕРУ?

ИДЕАЛОМ красоты Древнего Египта стала стройная и грациозная женщина. Тонкие черты лица с полными губами и огромными миндалевидными глазами; контраст тяжелых причесок с изящной вытянутой фигурой вызывали желание у натур поэтических сравнить их с экзотическим растением на гибком колышущемся стебле. Чтобы расширить зрачки и придать блеск глазам, женщины Египта капали в них сок из растения "сонная одурь", которое затем получило название беладонны.

У греков идеал начинался с непререкаемого требования прямого носа. Если при этом у человека глаза большие, края век дугообразные, а рот в полтора раза больше глаз - он по праву мог считать себя писаным красавцем. Надо, правда, иметь в виду и то, что греки не представляли себе внешнюю красоту, не отражающую красоту внутреннюю: прекрасный внешне человек не может быть подл, низменен в своих страстях, поэтому кудри ваши должны быть золотыми, кожа - белой, а помыслы - чисты и светлы.

Кстати, о волосах. Апулей считал, что вряд ли Вулкан женился бы на Венере, а Марс влюбился в нее, если бы она не была златокудрой. Поэтому в Дрернем Риме и Греции существовал культ белокурых волос и светлой кожи, и жены римских патрициев для ухода за кожей применяли отбеливающие мази, а во время путешествий их сопровождали стада ослиц, в молоке которых они купались...

Но все это оказалось ненужным и было решительно отвергнуто, когда эпоха воспевания красоты сменилась культом аскетизма. В средние века земная красота считалась греховной, а наслаждение ею - недозволенным. Приходилось облачаться в тяжелые ткани, которые за плотными и многочисленными складками скрывали фигуру (можно себе представить, насколько это было серьезно, если учесть, что отношение ширины одежды к росту составляло 3:1). Архиепископ Кентерберийский - Ансельм публично провозгласил блондирование волос нечестивым занятием.

И вновь все круто перевернулось в эпоху Возрождения, особенно позднего. Сил не было терпеть больше тонких и стройных - восторжествовали пышные формы, могучие тела с широкими бедрами, с роскошной полнотой шеи и плеч. Удивительно, но красоту учились ценить в неправильности. Действительно, человек ведь сложен и неоднозначен, его нельзя втиснуть в один стандарт.

Женщины Рембрандта совершенно некрасивы с точки зрения классического идеала, но за темные, бархатистые глаза мы готовы простить им и дряблую кожу, и вислый живот...

XIX век отмечен некоторыми метаниями в отношении идеалов, объединяла которые тяга к искусственности. Здоровый румянец и загар, крепкое, сильное тело были признаками низкого происхождения. Идеалом красоты считались "осиные талии" бледные лица, изнеженность и утонченность.

ВСЕЯДНЫЙ ВЕК

НО ВОТ наступил век XX, который оказался всеяден в смысле идеалов красоты вообще и моды в частности. Из-за возможности более подробно узнать предшествующие эпохи произошла некая нивелировка идеала, и нам, оказывается, доступна и античная красота, и готическая, и идеалы Возрождения, при том что каждое поколение XX века стремится к совершенно определенному типу, свойственному только его времени.

XX век внес и свои, более чем существенные, изменения. Мало того, что женщины вторглись в совершенно не свойственные им ранее сферы, занялись спортом, заимствовали у мужчин часть их гардероба, они даже фигуры свои одно время старались подогнать под мужские. Самые отчаянные модницы бинтовали грудь, чтобы она была как можно более плоской. Но уже в тридцатые годы было решено все же вернуться к более естественным пропорциям для женской фигуры. Хотя по- прежнему в моде высокая, худощавая фигура с довольно широкими плечами, тонкой талией и узкими бедрами. Именно такой стала идеальная фигура манекенщины, такой она остается и теперь.

На протяжении всей истории неоднократно предпринимались попытки загнать красоту в определенный стандарт. Не оставляют их и сейчас. Профессор техасского университета Даведра Мингх утверждает, что привлекательность прямо зависит от пропорции между объемом талии и объемом бедер. Идеальное соотношение, которое вычислено путем деления размера талии на размер бедер, колеблется в пределах от 0,67 до 0,8. При таком раскладе в категорию идеальных женщин попадают София Лорен (0,68) и Синди Кроуфорд (0.69). А вот Брижит Бардо (0,66) и Мэрилин Монро (0,61) до этих показателей не дотягивают.

Конечно, не все женщины согласятся быть такими же худыми, как участницы показов мод, да и часть мужчин наверняка запривередничает и отдаст предпочтение тому, что спокон века ценилось на Руси: статным, крепким женщинам, румяным, с косой до пояса...

Каким бы он ни стал, идеал всегда будет, он необходим, чтобы людям было чем восхищаться и к чему стремиться, он, как звезды для моряков, недосягаем, но указывает путь.

Подготовила Юлия ЭКАРЕВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно